Многоточие Одесской киностудии. Проект «Movie up»

В музее современного искусства Одессы до 30 марта представляют мультимедийный проект «Movie Up», посвященный знаменитой Одесской киностудии. Проект восстанавливает образы прошлого, возвращает из архивов облики знаменитых когда-то актёров и ставит вопрос о будущем киностудии.  

Выставка как часть проекта «Movie up: история Одесской киностудии» – это ряд фотографий с изображением пейзажа вокруг киностудии и короткометражного фильма.

В залах представлено 19 фотографий Лизы Коваль, размещенных по обеим стенам отдельного флигеля при Музее современного искусства Одессы; они экспозиционно замыкаются на видео с фильмом Сергея Рахманина. Фильм этот словно собирает в единое целое экспозицию как некий мэссидж.

Надежду Безсокирную, исполнительную продюсерку фильма «Movie Up», я знаю давно как ассистентку режиссёра в фильмах Киры Муратовой. Потом она, извините за грубость, «естественно» уехала, так как киностудия умерла, причём без кавычек. Умерла, киностудии «не стало». Затем я начала встречать Надежду на Одесских кинофестивалях, ещё затем начали появляться её посты на фейсбуке с фрагментами фильмов Одесской киностудии. И тут эта выставка, ну как не пойти?

Вне выставки фильм производит своеобразное впечатление: «поэтические кино» – длинные планы кружения над территорией киностудии, снятые дроном, под эдакий «саунд», звучание вне мелодии. Периодически «всплывают» и гаснут лица актёров.

Первое впечатление: это для «внутреннего пользования», ибо кто это – остаётся неизвестным. Плюс музыка печальная, настроенческая. О чём речь? Нет титров, не распознаются актёры, я, положим, узнала Дворжецкого, Юрского, Смоктуновского (всем хвастаюсь, что видела его «живьём» в роли Иванова). Ещё там есть Пороховщиков, Зельдин и истинная красавица советского кинематографа  Маргарита Терехова. Ещё Эльза Леждей и Кира Муратова, ведь она заканчивала актёрско-режиссёрский спецкурс. Другие актёры были слабо узнаваемыми, а дочь моя, в чём я уверена, кроме Смоктуновского вообще никого бы не опознала, –  их не существует для нынешнего поколения.

Но такова, оказывается, задумка: изображения актёров всплывают постепенно, тают на фоне киностудийных пейзажей. «Там чудеса, там леший бродит», – комментирует режиссёр. Там целый ворох всего, что тревожит, ведь все эти люди здесь ходили, работали. Рахманин даже предложил термин, понятие «намоленное место», что абсолютно верно и справедливо.

Но начинается всё с Веры Холодной – легендарной актрисы. И тут мне Рахманин, рождённый в Сибири, рассказал, что его бабушка, родом из Приднестровья, тогда Румынии, страшно гордилась тем, что была похожа на Веру Холодную. На этом вырастает некое приватное отношение к киностудии и её истории.

В работе было два съёмочных дня, снимали с дрона, с пролётом. Но до дрона (в так называемый подготовительный период) Надежда Безсокирная с Сергеем Рахманиным основательно перелопатили архив, была проделана огромная работа, из которой в фильм вошли лишь облики актёров.

Этот проект не просто очередная «выставка», а именно проект, поскольку готовился долго, обстоятельно, серьёзно, а главное – имеет благородную цель – способствовать реанимации бывшей славной нашей киностудии.

Все фотографии Лизы Коваль – черно-белые, да ещё и на плёнке, распечатаны в средне-большом размере. На вопрос: «Как ты там в фильме оказалась?», Лиза начинает рассказывать личную историю, как она была влюблена в пространство киностудии, и даже о методах проникновения на территорию студии для прогулок. То есть для неё это пространство не чуждо, более того, наполнено чем-то личным. Она говорит: «Люблю». А вот убедиться в этом можно, глядя на выставку. Там, на этих 19 фотографиях, очевидно присутствие пустоты, забвения. Людей нет, ну разве что где-то обнаруживается Надя Безсокирная, бочком.

На фотографиях убивает вид многоэтажного, советского, недостроенного – зияющего пустыми глазницами – здания, которое нависает над пространством. Облупленные до крайности стены. Но сосны, сосны! Оказывается, они итальянские и были привезены прямо из Италии, и принялись в местном климате. А мраморная белая скульптура мальчонки над бассейном была покрашена, как в лучших античных традициях! И вообще, то было имение Демидовых-сан-Донато, где и велись все дореволюционные съёмки, кстати, довольно многочисленные.

На фото есть и длинные тени, которые, по уверению Лизы Коваль, возможны лишь в предзакатное время, особенно тени от сосен на стенах здания. И она их таки поймала. Авторка отменно показывает и выявляет фактуру стен, лозняка, дикого винограда (Одесса всё-таки).

Я лично всегда боялась и одновременно восхищалась размерами центрального павильона, уж очень он большой и всегда холодный. Вспоминаю испытанный ужас от вида проваленной крыши над флигелем для комбинированной съёмки, куда я часто забегала, навещая своего супруга. Так вот, ужас был в том, что выше обваленной крыши выросло дерево. А когда-то это было уникальное место, потому что уровень бассейна совпадал с морем и игрушечный кораблик «как бы» плыл на фоне настоящего моря, что, кстати, показано и в фильме «Movie Up».

А ещё вызывает актуальные ассоциации техника: разбитые старые машины, мотоциклы, ржавые автобусы – словно из нынешних новостных сюжетов. Да, там ещё был опознан мною ветродуй, огромнейший вентилятор. А мотоциклы точно времён Второй мировой войны, антиквариат! То есть то, что скользит, над чем проплывает изображение фильма, выставка позволяет рассмотреть тщательней.

Ну, а то, что все они чёрно-белые, то дань истории, прошлому. В самом фильме ч/б постепенно обретает краску, не яркую: кадр как бы насыщается цветом, оживает.

Музыка, создающая специфическую атмосферу, принадлежит Антону Байбакову. Она привносит в проект определённый настрой: не скорбит, а «печалуется». Тем более, что 12-минутный «Movie up» назвать фильмом сложно: это скорее некий поэтический видеоряд. В чём, как мне пояснили, и была задача: вызвать обеспокоенность, ведь о нашей Одесской киностудии все уже основательно, практически окончательно подзабыли.

Надежда Безсокирная как соавторка и исполнительная продюссерка провела неплохую промоцию в фэйсбуке, подавая время от времени материалы о фильмах. Нет, не о всех 500, что были сняты на Одесской киностудии, но о многих.

Надежда и Сергей заявляют, что нужно ещё «тонировать» (доводить до совершенства), поскольку съёмки были осенью, а  мягкая желтизна хорошо работает на идею.

Замечательно! Что дальше?

На Одесской киностудии планируются съемки фильма «Танец» по мотивам пьесы Августа Стриндберга. Просят «не закудыкивать», но «Телекритика» о будущем фильме  уже написала, даже о том, что главную роль будет исполнять Наталья Бузько, любимая актриса Киры Муратовой. Хотя в анонсе она обозначена как актриса комик-труппы «Маски-шоу».  Фильмы Рахманина всегда были вполне «тарковские», знаете ли, быть ассистентом у самого (!), оба полнометражных фильма имели хорошую прессу, были оценены, но затем наступила смерть киностудии, а Сергей с 2000 года живет и работает в Буэнос-Айресе.

В целом идея выставки заключается в возрождении киностудии. Неужто это возможно? На возрождение киностудии стали надеяться после появления фигуры Андрея Осипова. Из общения с ним стало очевидно, что он толковый менеджер и настоящий одессит, читай – патриот своего города, к тому же адвокат. (И обладает артикулированной речью, чем уже вызывает доверие). А на вопрос о финансировании отвечает, что в самой Одессе на самом деле достаточно средств. И почему-то поверилось. А ещё он отказывается именоваться «директором киностудии», лучше – главой Odesa Film Studio.

Парение дрона над территорией киностудии не успевает наскучить из-за всплывающих кинообразов. А вот конечная фраза в «Movie up» взята из фильма «Весна на Заречной улице», где актёр Рыбников говорит про многоточие, которое означает, что рассказ не завершён. К тому же, именно этим фильмом Одесская студия вернулась к регулярному кинопроизводству после Второй мировой войны.

Коментарі

спецтеми: