Как устроена новая экспозиция современного искусства в Одесском художественном

В июне в Одесском художественном состоялось громкое открытие новой экспозиции современного искусства «XX—XXI: від двадцятих до двадцятих». В ней собрано более 350 произведений 1920-2020-х из коллекции музея. Korydor пообщался с главой научно-выставочного отдела музея, сокуратором новой экспозиции Кириллом Липатовым, чтобы узнать больше о ее особенностях и устройстве.

 

О чем новая экспозиция?

Нашей главной задачей было отбросить старые искусствоведческие нарративы, по которым строилась прежняя экспозиция. Например, отказаться от разделения на «официальное» и «неофициальное» искусство.

Также для нас было очень важно выйти за рамки узкого регионального контекста. Мы стремились показать общенациональную украинскую картину. Это важно в ситуации, когда в стране до сих пор так и не появился свой музей современного искусства — и непонятно, когда появится.

Межвоенный модернизм

Что представлено: одесские, киевские, закарпатские художники 1910-1920-х.

Кого смотреть: Анатоль Петрицкий, Александр Дейнека, Адальберт Эрдели, Николай Шелюто, Николай Глущенко, Михаил Гершенфельд, Михаил Жук, Петр Пархет.

Комментарий куратора:

В коллекции Одесского художественного много лакун: целые периоды, когда музей намеренно отказывался от собирания того или иного искусства, либо терял то, что есть. Мы сразу почувствовали эти лакуны, когда решили сделать ретроспективную экспозицию последних ста лет.

В 1932 или 1933 году экспозиция межвоенного модернизма в музее была бы совсем другой. Он обладал огромной коллекцией украинского и русского авангарда, от которой остались одни осколки. После 1937-го сотни картин были уничтожены, переданы в другие музеи или в спецфонд.

Закрывать лакуну пришлось тем, что имеем. В первую очередь, это одесские модернисты условных правого и левого круга искусств: левые — ближе к конструктивизму и авангарду, правые — сохранявшие связь с дореволюционным искусством традиционной одесской школы.

Из фондов поднялись работы, которые зритель не видел много лет. Например, агитационный фарфор, над которым работали лучшие художники русского авангарда — тот же Натан Альтман. Программные работы — Дейнека, Петрицкий, уникальный автопортрет Глущенко, связанный с европейским межвоенным модернизмом. 

 

Соцреализм

Что представлено: соцреализм 1930-1950-х.

Кого смотреть: Леонид Мучник, Исаак Бродский, Виктор Перельман, Евгений Кацман, Сергей Григорьев, Михаил Божий, Константин Ломыкин, Глеб Савинов, Галина Кальченко.

Комментарий куратора:

Современному зрителю соцреализм кажется цельным явлением, однако мы постарались показать, что его канон формировался постепенно, а между этапами формирования есть разрывы и региональные отличия. Интересно было исследовать, как большой стиль приживался на одесской почве.

В 2018 году в Одесском художественном состоялся выставочный проект «Эксгумация», показавший соцреализм из запасников музея. После 1956 эти картины практически не выставлялись. Тот проект дал возможность подумать, как показывать эти 30 лет тоталитарного искусства сейчас, в XXI веке. Новая экспозиция продолжает, но не повторяет начавшиеся тогда поиски.

Чтобы как-то уравновесить гигантское полотно Мучника, мы поставили в центре зала маленькую фигурку пловца, авторства Сарры Лебедевой. Кажется, многие зрители считали эту идею: противопоставить маленького человека идеологическим практикам тоталитарного искусства.

 

«Тихое искусство»

Что представлено: искусство 1930-1970-х вне идеологической парадигмы.

Кого смотреть: Юрий Пименов, Теофил Фраерман, Дина Фрумина, Моисей Муцельмахер, Александр Лактионов, Петр Кончаловский, Цви Эмский-Могилевский, Александр Осьмеркин.

Комментарий куратора:

Этот зал формировался как собрание различных тактик выживания художника и сохранения художественного языка в эпоху соцреализма. Мы показываем, как авторы выстраивали практики невовлеченности. Многие тогда делили свое искусство между идеологически ангажированными заказами и творчеством «для себя». Юрий Егоров называл это «искусством большого холста» и «искусством маленького картона».

В экспозиции зала есть авторы, которые в 1910-1920-х были настоящими революционерами искусства: например, Теофил Фраерман из «Одесских независимых», Петр Кончаловский из «Бубнового валета». В десятилетия соцреализма большинству из них пришлось полностью изменить свой язык — и некоторых это сломало. Это хорошо видно в серии маленьких послевоенных работ Фраермана, с воспоминаниями о Париже и довоенной Одессе. Некоторые, как Владимир Синицкий, напротив, законсервировали свой художественный язык на несколько десятилетий.

 

«Суровый стиль»

Что представлено: «суровый стиль» 1960-1970-х в разных региональных вариантах.

Кого смотреть: Юрий Егоров, Татьяна Яблонская, Александр Ацманчук, Петр Оссовский, Валерий Гегамян, Владимир Власов, Вячеслав Токарев,

Комментарий куратора:

Зал интересен тем, что показывает, как очередной свежий, местами даже революционный художественный язык буквально за десять лет костенеет и присваивается государство. Именно так произошло с суровым стилем. Уже к первой половине 1970-х он заменил собой канон соцреализма.

Также интересно проследить региональные отличия сурового стиля. Киевский его вариант сильно отличается от одесского или львовского; свердловский — от ленинградского и московского; тбилисский — от вильнюсского, и так далее. Это региональное разнообразие уже совершенно не похоже на братскую могилу единого канона соцреализма.

После «сурового стиля» единая магистраль развития советского искусства исчезает. Процедура обобщения как основного метода искусствоведения сменяется методом различения.

 

Зал «мечтателей»

Что представлено: послеоттепельные направления 1970-1980-х.

Кого смотреть: Мария Примаченко, Александр Фрейдин, Юрий Егоров, Лев Межберг, Станислав Сычов, Ростислав Палецкий, Олег Волошинов, Галина Неледва, Зоя Лерман, Моисей Черешня, Иосиф Островский.

Комментарий куратора:

Зал «мечтателей» демонстрирует разочарование в «оттепельных» надеждах и разные тактики выхода из сурового стиля. Кто-то, как Егоров, сохраняет присущую стилю монументальность, пропорции, игры с ракурсами — но уходит от программности в приватное. Кто-то полностью отказывается от языка обобщения и монументальности, как Ацманчук; обращается к ретроспективному искусству.

С этого момента мы можем говорить о разделении на официальное и неофициальное искусство — по крайней мере, в одесском варианте. Развивается послевоенный модернизм второй волны; происходит уход от фигуратива в поиск некой новой абстракции. Нонконформисты одновременно мечтают об «идеальном Западе» и «идеальном Советском Союзе».

Важно отметить, что в 1970-х возвращается работа с национальной традицией. До того неосторожное обращение к ней могло повлечь обвинения в буржуазном национализме. Так произошло и со многими художниками сурового стиля. Однако в 1960-х интерес к этническому возвращается, и к 1970-м приобретает настоящий размах.

Для 1970-х характерны три источника авторских языков: высокий международный модернизм, анахроническое ретроспективное искусство и национальные традиции. Мы постарались показать это в «зале мечтателей». 

 

Конец ХХ века

Что представлено: одесский концептуализм, трансавангард, нонконформисты 1970-2000-х.

Кого смотреть: Валентин Хрущ, Людмила Ястреб, Виктор Маринюк, Валерий Басанец, Владимир Наумец, Матвей Вайсберг, Люсьен Дульфан, Арсен Савадов, Александр Ануфриев, Александр Животков, Павел Маков, Тиберий Сильваши, Анатолий Криволап, Владимир Будников, Юрий Лейдерман, Лариса Звездочетова, Игорь Чацкин, группа «Перцы».

Комментарий куратора:

Самый большой и сложный зал. С одной стороны, он ярче всего демонстрирует коллекционную политику последних трех лет. Здесь больше всего свежих приобретений. Мы не смогли бы составить такой сложный зал без дарений — к счастью, коллекционеры и сами художники подарили нам много работ 1970-1990-х.

Тем самым мы заполнили очередную лакуну, образовавшуюся за 30 лет, когда музей в силу объективных и субъективных причин не мог себе позволить современное искусство. Одесский концептуализм и постмодернизм, ретроспективное искусство долго не воспринимались как явление музейного уровня — и проходили мимо музейных закупок. 

В этом зале мы попытались развести по стенам пересекающиеся и непересекающиеся линии развития отечественного искусства с конца 1960-х до нулевых.

Надо понимать, что нонконформизм на самом деле был ситуативным объединением. Это были художники одного поколения, которые искали свободу самовыражения, подпитывали друг друга запрещенным и малодоступным визуальным опытом. Но это не было устойчивое объединение с общей целью. На стене группа нонконформистов кажется единой. На самом деле процедура различения становится здесь еще более важной, чем процедура поиска общего.

 

Наши дни

Что представлено: живопись, цифровое искусство и инсталляции 2000-2020-х. 

Кого смотреть: Влада Ралко, Юрий Болса, Мирослав Ягода, Нина Мурашкина, Полина Вербицкая, Максим Мамсиков, Илья Чичкан, Игорь Гусев, Анатолий Ганькевич, Андрей Сагайдаковский, Станислав Жалобнюк, Kinder Album, Сергей Майдуков, Алексей Сай.

Комментарий куратора:

Основная черта этого зала — динамичность: его экспозиция будет постоянно меняться и дополняться новыми поступлениями. Почему так? В первую очередь, мы не хотим повторять ошибки предшественников.

Сегодняшняя ситуация в искусстве гораздо более динамична и многообразна, чем, скажем, в конце 1980-х, и разобраться в ней очень сложно. Это надо осознавать, когда работаешь в такой статичной среде как постоянная экспозиция Одесского художественного музея. Здесь куратор не должен следовать какому-то канону или описывать период с помощью синхронных ему работ — а делать как раз то, о чем мы говорили выше: заниматься различением.

Конечно, мы попытались как-то обобщить и систематизировать одесских, украинских художников в зале contemporary art. Но за этой попыткой систематизации на самом деле стоит ситуация атомизированного многообразия, где даже художественные объединения становятся скорее акциями быстрого реагирования: эфемерные группы, которые собираются и распадаются. Современные художники уже не говорят языком манифестов и больших идей. Они не отрицают предыдущие традиции, а перекрывают и пересобирают их.

Надо сказать, что среди безусловных недостатков зала текущей современности — консервативность использованных медиа. Сложно говорить о contemporary без мультимедийного цифрового искусства, перформанса, инсталляции. Но для нас было важно сохранить контекст Одесского художественного музея. У него есть определенный налет консервативности, с которым тоже можно работать, если делать это осознанно. Некоторые объекты все же показывают выход за традиционные медиа. 

 

Не так давно Одесский художественный музей впервые за 30 лет вошел в пятилетнюю государственную программу музейных закупок. Это позволит ему пополнять коллекцию не только за счет дарений, но и осуществлять самостоятельные закупки.

Сейчас кураторы музея во главе с Александром Ройтбурдом активно закупают работы современных украинских художников, и надеются в скором времени представить их не только в новой экспозиции, но и в новых выставочных площадях. Это станет возможным, если музей наконец получит статус национального. А пока что увидеть новую экспозицию современного искусства можно на втором этаже Одесского художественного, до конца лета — ежедневно с 11 до 17, по выходным — до 18.30.

 

Фото Ивана Страхова

Коментарі



спецтеми