Другой анархизм Давида Чичкана

До 1 июня в днепропетровской галерее Artsvit продолжается выставка Давида Чичкана «Во время войны» – анархическая интервенция на территорию искусства, переосмысляющая войну в ХХ и ХХІ веке.

Этой весной в Днепропетровске открылась персональная выставка киевского художника Давида Чичкана (родился в 1986). Бескомпромиссный представитель ангажированного искусства и, пожалуй, один из немногих в Украине художников с многолетней, четко выраженной анархической политической позицией, он воспринимает ее как продолжение своего творчества. И если более ранние работы Давида часто функционировали как плоскость для (иногда несколько прямолинейной) агитации, то созданный в Днепропетровске проект «Во время войны» становится площадкой для переосмысления некоторых важных для украинской историографии тем и некоторых ключевых пунктов общественного консенсуса.

Внимание к детали, с которым выполнены восемь крупноформатных акварельных работ, балансирует  между психоделической манерой и православной иконописью, а сами работы – между фотографическим реализмом и аллегорией. Визуальную часть дополняют исторические справки о том или ином персонаже или группе, а также сокращенные художником (но все равно весьма объемные) тексты историков анархизма: «Анархисты, синдикалисты и Первая мировая война» Вадима Дамье и «Деятельность «Группы Екатеринославских рабочих анархистов-коммунистов» в 1905-1906 гг.» Анны и Анатолия Дубовиков.

1d0311b6-5826-4dad-b2c7-b2f116e807b5

Все восемь акварелей посвящены анархистам, которые действовали на территории Украины и, в частности, Екатеринославщины (современной Днепропетровской области) во время трех революций, ознаменовавших крах Российской империи (1905 – 1921 гг.). Среди многообразия сюжетов и персонажей выделяются культовые фигуры, такие как Мария (Маруся) Никифорова – соратница Нестора Махно, ключевая участница революционных событий 1917 – 1920 гг. на юге и востоке Украины и, кроме того, женщина удивительной судьбы. В ее биографии – побег с имперской каторги в Японию, миллионные экспроприации, убийства, командование «Свободной боевой дружиной», воевавшей одновременно против  белой гвардии, оккупационных войск и украинских националистов в конце 1917 года и расстрел от рук большевиков (1920).

Не менее знаковый (но менее известный в Украине по идеологическим причинам) персонаж – Самуил Шварцбурд. Участник гражданской войны, еврей, потерявший всю многочисленную родню в погромах времен Директории, Шварцбурд наиболее известен как убийца Симона Петлюры, которого он считал виноватым в массовых еврейских погромах 1918 – 1920 гг., унесших жизни 50 тысяч человек [1]. Показательно, что на суде против добровольно сдавшегося Шварцбурда  дали показания 180 свидетелей защиты, среди которых – Марк Шагал, Ромен Роллан, Анри Бергсон, Альберт Эйнштейн. По итогам длительного процесса Шварцбурда оправдали. Персоналии (Никифорова, Шварцбурд) соседствуют в экспозиции с  группами и даже целыми коллективами анархистов. Конфедерации анархистских организаций Украины «Набат», группе анархистов Брянского завода в Екатеринославе и группе Черное знамя также посвящено по работе.

12994339_1188890527801548_8221634237263520545_n

Поверхностный взгляд на выставку не позволяет увидеть системный замысел автора – неподготовленный зритель внезапно оказывается перед ворохом судеб неизвестных ему персонажей и забытых исторических сюжетов. Они, хоть и объединены общей темой зарождения анархизма на территории Украины, с точки зрения доминирующего в современной украинской историографии нарратива кажутся маргинальными. При этом, если большинство работ, как уже упоминалось, посвящены конкретным персонажам или группам, то часть («Облава», «Разрыв) представляют собой аллегорическое осмысление судьбы анархизма в охватившем Российскую империю революционном вихре двух первых десятилетий ХХ века. Особой ясности не вносит – опять же, на первый взгляд – и текстуальная часть. Многостраничные, напрямую не связанные с работами и написанные казенным языком историков советской выучки тексты Дамье и Дубовиков, скорее всего, покажутся потребителю современного искусства такими же архаическими, как и события, о которых они повествуют.

Вместе с тем, ключ к целостности проекта лежит в названии выставки и авторском комментарии к нему. Давид Чичкан совершает жест двойного возвращения: переосмысления событий 1917 – 1920 гг. и возвращения в публичную дискуссию военной (точнее, антивоенной) повестки в целом. При этом он использует классическую тактику анархистов начала ХХ века – совершает интервенцию на территорию «врага» (в данном случае – “капитала”, когда сотрудничает если не с коммерческой, то с “буржуазной” галереей), словно какая-нибудь Маруся Никифорова, создававшая подрывные группы в тылу у белогвардейцев.

12986987_1188890537801547_8285099987655183377_n

Освещая и без того полузабытые события начала века с нехарактерного анархического ракурса, он привносит этот ракурс и в разговор о той самой вялотекущей войне на территории Украины, о которой становится все сложнее говорить в последнее время, после патриотического подъема 2014 – 2015 гг. Анархическая оптика и производный от нее жаргон, местами герметичный и наивный, позволяют, тем не менее, взглянуть свежим взглядом на новейшие события в истории Украины. «Во время войны» рассказывает не только и не столько о полузабытых исторических персонажах, сколько об обреченности принципиальной для  анархизма антимилитаристской позиции в ситуации “империалистической войны” (термин художника) и затянувшегося кризиса представительской демократии (в переводе на язык анархизма – неизбывного предательства революции социал-демократами, «примиряющими классы под колпаком государства»).

Эта война, как недвусмысленно указывает художник, война государств за передел сфер собственности, не только не закончилась в 1918 году Версальским мирным договором, не только вернулась в виде немыслимых преступлений гитлеровского режима, но продолжается уже два года здесь и сейчас, на территории современной Украины. Граница этой войны, стыдливо прикрытой аббревиатурой АТО, пролегает неподалеку от границы Днепропетровской области, а ее покалеченные жертвы массово проходят реабилитацию в днепропетровском госпитале им. Мечникова, всего в нескольких километрах от галереи Artsvit, временно превратившейся в форпост анархической критики.

Примечание:

[1] Вопрос о еврейских погромах 1918 – 1920 гг., а также о роли в их организации Симона Петлюры и его войск, остается болезненной лакуной в современной украинской историографии. Если коротко, историки сходятся на том, что Петлюру нельзя назвать прямым виновником погромов, как нельзя и говорить о его полной непричастности к ним. Не отдавая прямых приказов, он, в то же время, им не препятствовал. Литература по теме: Будницкий О.В. Российские евреи между красными и белыми (1917-1920). M., РОССПЭН, 2005; Sukhareva L. Narrativas of Glory and Suffering. A Comparative Analysis of Jewish and Ukrainian Historiography, Budapest, 2011.

В тексте использованы работы Давида Чичкана “Во время войны”.

Коментарі


спецтеми:

теги
(само)цензура архів архів сучасного мистецтва виставка візуальне мистецтво війна гуманітарна політика дискусія документальне кіно жінка в мистецтві книжки колонка креативна економіка критичне мистецтво культура культура й інновації культурна політика культурний менеджмент куратор кіно література малі міста медіа мистецтво місто насилля освіта політика включення проекти пропаганда самоорганізація самоцензура свобода соціальне мистецтво сучасне мистецтво фемінізм фестиваль фотографія цензура європейський досвід ідентичності інновації іншування історія історія мистецтва