Другой анархизм Давида Чичкана

До 1 июня в днепропетровской галерее Artsvit продолжается выставка Давида Чичкана «Во время войны» – анархическая интервенция на территорию искусства, переосмысляющая войну в ХХ и ХХІ веке.

Этой весной в Днепропетровске открылась персональная выставка киевского художника Давида Чичкана (родился в 1986). Бескомпромиссный представитель ангажированного искусства и, пожалуй, один из немногих в Украине художников с многолетней, четко выраженной анархической политической позицией, он воспринимает ее как продолжение своего творчества. И если более ранние работы Давида часто функционировали как плоскость для (иногда несколько прямолинейной) агитации, то созданный в Днепропетровске проект «Во время войны» становится площадкой для переосмысления некоторых важных для украинской историографии тем и некоторых ключевых пунктов общественного консенсуса.

Внимание к детали, с которым выполнены восемь крупноформатных акварельных работ, балансирует  между психоделической манерой и православной иконописью, а сами работы – между фотографическим реализмом и аллегорией. Визуальную часть дополняют исторические справки о том или ином персонаже или группе, а также сокращенные художником (но все равно весьма объемные) тексты историков анархизма: «Анархисты, синдикалисты и Первая мировая война» Вадима Дамье и «Деятельность «Группы Екатеринославских рабочих анархистов-коммунистов» в 1905-1906 гг.» Анны и Анатолия Дубовиков.

1d0311b6-5826-4dad-b2c7-b2f116e807b5

Все восемь акварелей посвящены анархистам, которые действовали на территории Украины и, в частности, Екатеринославщины (современной Днепропетровской области) во время трех революций, ознаменовавших крах Российской империи (1905 – 1921 гг.). Среди многообразия сюжетов и персонажей выделяются культовые фигуры, такие как Мария (Маруся) Никифорова – соратница Нестора Махно, ключевая участница революционных событий 1917 – 1920 гг. на юге и востоке Украины и, кроме того, женщина удивительной судьбы. В ее биографии – побег с имперской каторги в Японию, миллионные экспроприации, убийства, командование «Свободной боевой дружиной», воевавшей одновременно против  белой гвардии, оккупационных войск и украинских националистов в конце 1917 года и расстрел от рук большевиков (1920).

Не менее знаковый (но менее известный в Украине по идеологическим причинам) персонаж – Самуил Шварцбурд. Участник гражданской войны, еврей, потерявший всю многочисленную родню в погромах времен Директории, Шварцбурд наиболее известен как убийца Симона Петлюры, которого он считал виноватым в массовых еврейских погромах 1918 – 1920 гг., унесших жизни 50 тысяч человек [1]. Показательно, что на суде против добровольно сдавшегося Шварцбурда  дали показания 180 свидетелей защиты, среди которых – Марк Шагал, Ромен Роллан, Анри Бергсон, Альберт Эйнштейн. По итогам длительного процесса Шварцбурда оправдали. Персоналии (Никифорова, Шварцбурд) соседствуют в экспозиции с  группами и даже целыми коллективами анархистов. Конфедерации анархистских организаций Украины «Набат», группе анархистов Брянского завода в Екатеринославе и группе Черное знамя также посвящено по работе.

12994339_1188890527801548_8221634237263520545_n

Поверхностный взгляд на выставку не позволяет увидеть системный замысел автора – неподготовленный зритель внезапно оказывается перед ворохом судеб неизвестных ему персонажей и забытых исторических сюжетов. Они, хоть и объединены общей темой зарождения анархизма на территории Украины, с точки зрения доминирующего в современной украинской историографии нарратива кажутся маргинальными. При этом, если большинство работ, как уже упоминалось, посвящены конкретным персонажам или группам, то часть («Облава», «Разрыв) представляют собой аллегорическое осмысление судьбы анархизма в охватившем Российскую империю революционном вихре двух первых десятилетий ХХ века. Особой ясности не вносит – опять же, на первый взгляд – и текстуальная часть. Многостраничные, напрямую не связанные с работами и написанные казенным языком историков советской выучки тексты Дамье и Дубовиков, скорее всего, покажутся потребителю современного искусства такими же архаическими, как и события, о которых они повествуют.

Вместе с тем, ключ к целостности проекта лежит в названии выставки и авторском комментарии к нему. Давид Чичкан совершает жест двойного возвращения: переосмысления событий 1917 – 1920 гг. и возвращения в публичную дискуссию военной (точнее, антивоенной) повестки в целом. При этом он использует классическую тактику анархистов начала ХХ века – совершает интервенцию на территорию «врага» (в данном случае – “капитала”, когда сотрудничает если не с коммерческой, то с “буржуазной” галереей), словно какая-нибудь Маруся Никифорова, создававшая подрывные группы в тылу у белогвардейцев.

12986987_1188890537801547_8285099987655183377_n

Освещая и без того полузабытые события начала века с нехарактерного анархического ракурса, он привносит этот ракурс и в разговор о той самой вялотекущей войне на территории Украины, о которой становится все сложнее говорить в последнее время, после патриотического подъема 2014 – 2015 гг. Анархическая оптика и производный от нее жаргон, местами герметичный и наивный, позволяют, тем не менее, взглянуть свежим взглядом на новейшие события в истории Украины. «Во время войны» рассказывает не только и не столько о полузабытых исторических персонажах, сколько об обреченности принципиальной для  анархизма антимилитаристской позиции в ситуации “империалистической войны” (термин художника) и затянувшегося кризиса представительской демократии (в переводе на язык анархизма – неизбывного предательства революции социал-демократами, «примиряющими классы под колпаком государства»).

Эта война, как недвусмысленно указывает художник, война государств за передел сфер собственности, не только не закончилась в 1918 году Версальским мирным договором, не только вернулась в виде немыслимых преступлений гитлеровского режима, но продолжается уже два года здесь и сейчас, на территории современной Украины. Граница этой войны, стыдливо прикрытой аббревиатурой АТО, пролегает неподалеку от границы Днепропетровской области, а ее покалеченные жертвы массово проходят реабилитацию в днепропетровском госпитале им. Мечникова, всего в нескольких километрах от галереи Artsvit, временно превратившейся в форпост анархической критики.

Примечание:

[1] Вопрос о еврейских погромах 1918 – 1920 гг., а также о роли в их организации Симона Петлюры и его войск, остается болезненной лакуной в современной украинской историографии. Если коротко, историки сходятся на том, что Петлюру нельзя назвать прямым виновником погромов, как нельзя и говорить о его полной непричастности к ним. Не отдавая прямых приказов, он, в то же время, им не препятствовал. Литература по теме: Будницкий О.В. Российские евреи между красными и белыми (1917-1920). M., РОССПЭН, 2005; Sukhareva L. Narrativas of Glory and Suffering. A Comparative Analysis of Jewish and Ukrainian Historiography, Budapest, 2011.

В тексте использованы работы Давида Чичкана “Во время войны”.

Коментарі


спецтеми: