От Киева до Ирана: гид по Docudays UA

"Unrest", film by Jennifer Brea

22-30 марта в Киеве пройдет 16-й международный кинофестиваль про права человека Docudays UA. Мы выбрали восемь самых важных и интересных премьер.

«Папа – мамин брат», Вадим Ильков

У пятилетней Кати есть мама, которая психически не здорова. О Кате заботится брат мамы – Толик. Также он заботится и о своей сестре, покупает ей мобильник, платит за коммунальные услуги, улаживает дела с врачами и процедурой удочерения. Казалось бы, нехитрая история, которая может случиться в жизни многих. Но Толик Белов – известный в Киеве музыкант и художник, который в некоторой степени разрывается между семейной драмой, воспитанием племянницы и публичной жизнью.

Вадим Ильков снял уютные вечера Толика и Кати в просторном съемном лофте, где кроме кровати и кухонного уголка ничего больше нет (вот она, богемная жизнь), а также репетиции квир-группы «Людська подоба», в которой Толик – солист. Белов – открытый гей и поет песни с текстом наподобие: «Целовал девчонок, но мечтал о парнях». Режиссер Ильков не акцентирует на этом внимание, у него на экране просто два мира уживаются рядом: тревожная жизнь сестры у маленького черно-белого телевизора  и расслабленный мир столичной тусовки, смахивающей на берлинскую арт-среду. И между этими мирами – усталый, одинокий художник, одновременно глядящий в смартфон и наливающий приемной дочке чай.

«Мосты времени» (Bridges of times), Аудрюс Стонис

«Мы снимаем землю, но мы помним, что небеса над нами», – говорит покойный латвийский режиссер Герц Франк в начале фильма. Это чувство болезненно человечного, но безмятежно-духовного пронизывает весь фильм, поскольку литовский режиссер Аудрюс Стонис избегает прямого нарратива в пользу поэтического подхода, которому его обучили предшественники. Ролики из фильмов, снятых прибалтийскими мастерами документального кино «новой волны», к сожалению, игнорируемые историей кино, перемежаются с современными кадрами из тех же мест, напоминая нам о неизменном течении времени и чрезвычайно изменчивой природе человеческой памяти. Но есть также ощущение, что эти образы напоминают нам, что в конечном итоге все разрушится. Архивные кадры Роберта Вербы, который умер в одиночестве и забвении, показывают его как довольно уставшего и изможденного человека… Вместе с тем, «Мосты времени» – это идеальный учебник по прибалтийской «новой волне» документального кино. 

«Оккупированный кинотеатр» (Occupied Cinema), Сенка Доманович

В Европе было множество примеров оккупации кинотеатров – от римского кинотеатра «Америка» до Сараевского «Критериона», но в последние годы оккупация кинотеатра «Звезда» в Белграде привлекла внимание как отечественных, так и зарубежных СМИ, широкой общественности и международных деятелей, таких как политик Янис Варуфакис, философ Ален Бадью и режиссер Мишель Гондри. Дебютный полнометражный документальный фильм Сенки Домановича «Оккупированный кинотеатр», премьера которого прошла на кинофестивале в Сараево, является серьезной и достаточно успешной попыткой рассказать полную историю оккупированной \ освобожденной «Звезды» взглядом инсайдеров.

Как это случилось – ни для кого не секрет. Обанкротившаяся кинокомпания «Белград» и ее 13 кинотеатров были приобретены сомнительной фирмой. Некоторые из них были перепрофилированы, но большинство были просто закрыты. В ноябре 2014 года группа кинематографистов (в том числе кинорежиссеры Лука Бурсач и Мина Чукич, а также актриса Хана Селимович) и общественные деятели оказались в «Звезде», что сделало ее первым вновь открывшимся кинотеатром в Белграде. По мере развития событий этот проект превратился в попытку дать рациональный ответ на то, что пошло не так. Но, прежде всего, это рассказ о борьбе за власть, разжигаемой творческими и мировоззренческими различиями, с отчетливым классовым углом зрения.

«Прогулка по воде» (Walking on water), Андрей Паунов

Андрей Паунов («Мальчик, который был королем») снял фильм о своем великом болгарском соотечественнике – художнике Христо. Эта картина рассказывает о выдающемся проекте Христо 2016 года, в котором он воплотил в жизнь путь через озеро Изео в северной Италии, призванный позволить людям буквально шагать по воде. Пожилой Христо – дерзкий художник.  Он работал вместе со своей соратницей, музой и женой Жанн-Клод вплоть до ее смерти в 2009 году. Сейчас он продолжает творить красоту в одиночку, и камера Паунова фиксирует это. Концепция «плавучего пирса» уже давно муссировалась в искусстве – Христо и Жанн-Клод пытались создать аналогичную инсталляцию в Аргентине, а затем и в Японии, но оба раза потерпели неудачу. К счастью, жители, живущие вокруг озера Изео, согласились, и Паунову было поручено вести хронику проекта на стадии планирования в Нью-Йорке. Именно там мы впервые видим Христо, его лицо во весь широкий экран во время звонка по скайпу. Нетерпеливый, технически неграмотный и не самый лучший из слушателей, художник все же знает, как обаять собеседника, будь то классная комната с подростками, или зал для собраний, полный потенциальных сотрудников.

«Подарок» (Gift), Робин МакКенна

Маргарет Этвуд описывает «Дар» Льюиса Хайда как «книгу о сущности того, что делают художники, а также об отношении этой деятельности к нашему преимущественно коммерческому обществу». Билл Виола назвал ее «лучшей книгой о том, что значит быть художником в современном экономическом мире». Робин МакКенна – автор, режиссер и продюсер документального фильма, вдохновленного бестселлером Хайда. Ее фильм «Подарок» знакомит зрителей с фестивалем «Пылающий человек» в пустыне Невада, церемонией потлач в Британской Колумбии и художественным музеем в Мельбурне, чтобы исследовать современные способы художественного самовыражения. Это фильм о «культуре подарка» и положительном влиянии обмена опытом на индивидуальную психику и коллектив. «Подарок» предлагает противоядие от чрезмерного материализма и жадности, с которыми мы сталкиваемся в мире вокруг нас. Это фильм о творческом импульсе, который просит зрителей задуматься о том, что искусство может предложить человечеству, независимо от рыночной стоимости.

«Непокой» (Unrest), Дженнифер Бри

Дженнифер Бри, режиссер этого мощного документального фильма о синдроме хронической усталости – умная молодая женщина, магистр, которая собиралась выйти замуж. Все пошло не так, когда у нее поднялась очень высокая температура, и она почувствовала себя полностью истощенной, едва ли способной встать с постели. К счастью для нее и для зрителей, она смогла набрать достаточно сил для работы над этим кинематографическим исследованием состояния, от которого страдают миллионы людей во всем мире. Как говорит сама Дженнифер: «Это похоже на то, словно ты похоронена заживо».

Опираясь на интервью с другими людьми с синдромом хронической усталости, медицинскими работниками и многими любящими, но часто сбитыми с толку членами семьи, которые поддерживают людей с синдромом (включая ее собственного мужа), Бри создает многогранный портрет состояния и потерь, которые она переносит. Фильм утверждает, что это таинственное физиологическое состояние оспаривается некоторыми врачами и психологами, в частности, в Дании, где в последнее время зарегистрирован случай, когда взрослая девушка была взята под опеку, потому что государство считало, что ее родители намеренно держали ее прикованной к постели. Дебаты все еще бушуют, но нет никаких сомнений в том, что страдания реальны – и слишком невидимы из-за внутреннего состояния их многочисленных жертв.

«Смерть от дизайна» (Death by Design), Сью Уильямс

Фильм Сью Уильямс посвящен экологической опасности, которая связана с утилизацией электроники. Зрителям может показаться, что они много слышали о важности правильной утилизации своих старых компьютеров и телевизоров, но у Уильямс гораздо более широкая повестка дня. Она рассказывает о том, что часто не упоминается в сопутствующих документах: как начинался потребительский электронный бум. Мы встречаемся с работниками, которые были подростками, когда они получили работу на первых предприятиях по производству полупроводников, не зная о воздействии бесчисленных токсичных химических веществ, которые они использовали каждый день. Например, Иветта Флорес использовала оксид свинца для создания лазеров во время беременности; но работодатели проигнорировали этот факт, и теперь взрослый сын Иветты Марк имеет серьезные нарушения в развитии. Уильямс знакомит нас с «файлом корпоративной смертности» IBM, где заболеваемость некоторыми видами рака среди работников в три или четыре раза выше, чем в среднем по стране. Технические специалисты утверждают, что это было в 70–80-х годах, когда опасность плохо понималась, и что их компании «извлекли уроки из этих ошибок». Но Уильямс дает понять, что эти компании просто научились позволять субподрядчикам выполнять грязную работу.

Фильм затрагивает и трудовые вопросы: практически рабские условия, с которыми сталкиваются работники iPhone-производителей (к слову, IBM, Apple и Foxconn отказались давать интервью), прежде чем переключить внимание на тех, кто пытается замедлить головокружительные темпы, с которыми электроника перемещается из магазина в дом, а затем на свалку. Идеалисты-фанаты iFixit – звезды этой документальной ленты, которые демонстрируют, как, например, Apple пытается помешать пользователям ремонтировать свои гаджеты. Уильямс не занимается журналистским расследованием, которое обозначило бы отдельных лиц, принимающих решения в технологических компаниях, и привлекло их к ответственности за конкретные проблемы окружающей среды. Скорее, она надеется просветить тех, кто поддерживает долларом поступление в магазины новых гаджетов.

«24 кадра» (24 Frames), Аббас Киаростами

Этот последний фильм классика иранского кино Аббаса Киаростами был задуман как ответ на картины и фотографии, которые вдохновляли его на протяжении всей жизни. Вместе с тем этот проект не является данью уважения или даже актом кураторства. Это нечто более богатое и неизведанное, почти как если бы, в момент смерти бессознательное человека каким-то образом просочилось наружу. Это очень экспериментальное кино, которое требует терпения и участия. Киаростами наполнил свой фильм ветром и волнами, воронами и снегом, и это вновь и вновь повторяющиеся элементы, в отличие, от людей, которых совсем не много. Например, мы видим, как человеческие фигуры снуют по парижской улице. Подразумевается, что их присутствие является нежелательным, разрушающим естественный мир, который существует в своем собственном таинственном ритме.

 

Коментарі


спецтеми: