Новая красота в Instagramе

Иллюстрация: Carly Jean Andrews

Ця стаття опублікована завдяки НАТАЛІ ЄРЬОМЕНКО, яка підтримала онлайн-видання KORYDOR на спільнокошті.

Художница и дизайнерка из Непала Арпана Раямаджи — одна из тех, кто обязан своей популярностью Instagram’у. Именно там она впервые начала выкладывать фотографии со своими изделиями и вскоре стала одной из десяти самых популярных блоггеров Нью-Йорка по версии журнала Vogue. Но, как говорит сама Арпана, она в первую очередь художница, и уже потом — дизайнер.

 «Мне очень нравятся цвета, я фанатка яркого. Поэтому и все мои украшения, и мое искусство очень яркие. Я скучаю по Катманду. Моя любовь к цвету – это то, что я видела в своей стране: традиции, красивые женщины, их личные истории. Я люблю Непал еще за то, что там очень маленькие помидоры и лук, но у них обычный вкус. Я скучаю по реальным вещам. Это не означает, что у Нью-Йорка концепция нереального. Просто это совершенно другое пространство», – рассказывает Арпана.

Мы встретились с ней в районе Union Square, где всегда суетятся люди — читающие, поющие, танцующие и ждущие кого-то. Первым делом Арпана повела меня в магазин, в котором покупает элементы для своих изделий. Это небольшой полуподвальный маркет, затерянный среди гигантских корпоративных зданий, ресторанов и университетских корпусов. Первое, что мы там видим – это огромные изделия из мелкого бисера, украшения из костей, нитей, металла.

Untitled

«Я по-прежнему остаюсь верной Манхеттену. Не смотря на то, что в Бруклине, в Вильямсбурге, происходит много интересного, и мои друзья фанатеют по этому хипстерскому району. Но для меня все их события одинаковы. А здесь в районе, где доминирует украинская и японская культура (пусть уже не так, как раньше), все совершенно иначе. Если вы подниметесь выше, то увидите совершенно другой район, а если пойдете в Гарлем – увидите испанскую среду. Манхеттен прекрасен тем, что в нем существует столько разных культур, которые дополняют друг друга. Здесь, в Манхеттене, есть все – и наилучшее, и наихудшее. Это маленькая модель мира», – говорит мне художница.

В Нью-Йорке Арпана живет чуть больше 10 лет. Ее любимый район — Ukrainian Village. Когда в начале 90-тых и нулевых Нью-Йорк был охвачен криминалом, как ознобом, этот район оказался самым приветливым для девушки с «коричневой кожей». Не смотря на то, что в самом районе продавали наркотики и сбывали награбленное. Спустя много лет ситуация изменилась и район стал одним из самых дорогих в Манхеттене. Его «окрасой» остается Церковь Святого Юра, построенная в неовизантийском стиле, и ресторан «Веселка», который так часто мелькает в фильмах о Нью-Йорке — от «Секс в большом городе» до «Госпожа Америка».

Арпана знает каждого продавца и работника уличных лавок, знает, как менялся район, кто здесь жил и говорит, что украинские этнические костюмы напоминают ей родные непальские темы.

Untitled2

                                                      

Девушка начала заниматься дизайном несколько лет назад, когда поняла, что скучает по «цветной Азии». В Нью-Йорке в то время городской стиль «съел» всю уличную уникальность. «Я подумала, почему я не могу привнести ту оригинальность, которая была в моей стране?», – говорит Арпана. Вначале это были украшения для самой себя, потом для друзей. Потом она начала дарить знакомым или тем, кто восхищался ее работами. Вскоре друзья посоветовали ей завести Instagram и попробовать размещать фотографии там. Совет сработал.

«Здесь круто быть выходцем из Непала, еще круче быть художником из Непала, но это совершенно не означает, что отношение к тебе будет особенным и теплым. Ко мне часто подходят и говорят, что я особенная, но это лишь потому, что люди так воспринимают мой цвет кожи. Мне не нужно делать татуировок, красить волосы, чтобы отличаться. Многим «белым» нужно менять свою внешность, вносить какие-то элементы на свое тело, чтобы быть, как они говорят, «уникальными».

10609516_766338806763776_8466402445451253139_n

В своих работах Арпана использует не только цветные вещи. Ей нравится комбинировать легкие предметы с тяжелыми, цвет с черной кожей и металлом. В Ukrainian Village есть два места, где дизайнерка покупает такие элементы. Это магазин Trush и Search and destroy. В последнем на витрине можно увидеть груду маленьких страшных голых пупсов и скелеты — то, что на первый взгляд, кажется, совершенно не сочетается с розовой искусственной шубой Арпаны и ее длинным шотландским килтом.

«Для меня искусство – это то, что может поднимать разного рода важные вопросы. В том числе вопросы женской эмансипации, дискриминации, прав человека или защиты животных. Дизайн — это то, что меня восхищает, это в первую очередь язык. Но дизайн без души, без искусства и культуры для меня не имеет смысла.

Untitled3

Выставка работ Арпаны Раямаджи.

В каждой стране, в каждом обществе понимание красоты может быть разными. Лично для меня «красивый» – это то, что исходит от человека изнутри. Можно быть смелым и неуклюжим, но при этом быть интересным и уникальным. Можно быть очень привлекательным внешне, но как только открывается рот этого человека, становится тоскливо. Но не понимаю, почему люди говорят о Дональде Трампе. У него настолько плохие волосы, что говорить о нем серьезно просто невозможно.

Я думаю, что новые и социальные медиа привносят в понимание красоты и культуры большие изменения. Особенно важно то, что «нормальные» следят за тем, как живут другие «нормальные» люди. Я имею в виду обычных людей, они не звезды театра, кино, арт-сцены или музыки. Но что-то делает их интересными. И совершенно необъяснимо то, как работают стандарты красоты в таких соцсетях в отличие от традиционных глянцевых журналов. В реальной жизни женщины могут быть больше, толще, чем образ на картинке, и в социальных медиа изображения как раз совершенно разные. Ты можешь быть кем угодно, обычным «рандомным» человеком, любого размера или цвета кожи, никак не соответствовать стандартам, но при этом ты можешь стать популярным из-за своих увлечений, интеллекта или чего-то еще, таким образом, ты создаешь персональный стандарт красоты, еще одно восприятие красивого. Все меняется. Посмотрите, что было 10 лет назад. За это время произошли серьезные  изменения. Вопросы тела, стандартов уже не такие однозначные.

Untitled11

Селфи Арпаны с аллергией.

К тому же, изменился и концепт поколения. Для социальных медиа я уже “старая”. Все, что происходит в них, делается очень юными людьми, и рассчитано в основном на такую же аудиторию. И разница между моим поколением и ними очень большая. Я пришла в Instagram два года назад только потому, что мне посоветовали его использовать для своих работ. Но если вы посмотрите на аудиторию этих медиа, то львиная доля пользователей – это молодые люди, которые живут молодой жизнью и транслируют это ради того, чтобы стать популярными. И они устанавливают правила, они формируют свой новый язык. Мое поколение (это 28 лет) не пишет LOL или TBH («to be honest»). Для нас кажется бессмысленным общаться на таком языке. What a fucking TBH?!

В Нью Йорке мне нравится, что здесь можно обедать в одном ресторане с Йоко Оно, и это совершенно естественно. Я видела ее несколько раз в одном из моих любимых японских ресторанов. Она была в черных очках и ела свой обычный мисо-суп. С тех пор, как я обратила на нее внимание, встречала ее каждый раз, в одном и том же месте. Она каждый раз заказывает одно и то же блюдо. И каждый раз ее сопровождает один и тот же молодой человек.  И всем абсолютно наплевать! И я думаю, это было так же, как и с Девидом Боуи. До того, как он умер, всем здесь было наплевать, жил ли он в этом доме, где он пил кофе и так далее».

 

Коментарі


спецтеми:

теги
(само)цензура архів архів сучасного мистецтва виставка візуальне мистецтво війна гуманітарна політика дискусія документальне кіно жінка в мистецтві книжки колонка креативна економіка критичне мистецтво культура культура й інновації культурна політика культурний менеджмент куратор кіно література малі міста медіа мистецтво місто насилля освіта політика включення проекти пропаганда самоорганізація самоцензура свобода соціальне мистецтво сучасне мистецтво фемінізм фестиваль фотографія цензура європейський досвід ідентичності інновації іншування історія історія мистецтва