Гори, гори ясно

В украинском прокате – британская черная комедия «Горит, горит, горит». Что хорошо и что не очень удалось в этом фильме, получившем гран-при Одесского кинофестиваля?

Дэн умер от рака, но оставил двум своим лучшим подругам серию видеопосланий, в которых завещал развеять свой прах в четырех разных местах Великобритании. Все локации имеют для него особое, глубоко интимное значение. И об этом он расскажет позже, в посмертных роликах, которые девушки будут смотреть в течение своего путешествия. О девушках. Сеф – актриса, у которой не ладятся отношения с ее парнем Джеймсом, на первый взгляд кажущиеся такими идеальными. Алекс – копирайтер в рекламном агентстве и лесбиянка, которой недавно изменила партнерша. Обе подруги Дэна переживают личные драмы, но самым трагическим для них является уход их общего друга. Поэтому, не смотря ни на что, в память о Дэне, они садятся в старенькое «Вольво» и совершают поездку, полную приключений.

Молодая дебютантка Чания Баттон сняла свой первый полнометражный фильм и тут же была обласкана радушным зрительским приемом. В Одессе, например, картина получила приз зрительских симпатий. Это именно тот идеальный фильм, на котором можно одновременно поплакать и посмеяться – мечта одесских программеров. И это, пожалуй, главная исчерпывающая характеристика «Горит, горит, горит». Порой чрезмерно циничная, порой мелодраматичная трагикомедия, заставляющая то и дело если не смеяться в голос, то иронично улыбаться, между тем, грешит ломаной структурой и обильными флэшбеками. Первые пятнадцать минут фильма настолько запутанны, что вообще невозможно понять, кто умер, а кто живой, кто по какому поводу горюет или радуется, и все что мы видим – это в прошлом или в настоящем. Важная также деталь –  не совсем понятно, кто здесь главный герой, и кто кому кем приходится. Но сцена за сценой, и Чания Баттон с помощью своей сценаристки Чарли Ковелл распутывает этот клубок взаимоотношений.

«Горит, горит, горит» – аллюзия, в первую очередь, конечно же, на книгу «На дороге» Джека Керуака, но взявшая от первоисточника разве что жанр роуд-трипа. Дэн в одном месте даже цитирует отрывок из романа Керуака (и эта цитата вынесена в название фильма: «кто лишь горит, горит, горит, как фантастические желтые римские свечи»). Но фильм имеет мало что общего с американскими классическими роуд-муви, он слишком британский, и слишком для миллениалов, для тех, кому сейчас двадцать с небольшим. Действительно, Баттон в своих режиссерских упражнениях апеллирует к самой благодатной аудитории – не испорченным синефилией молодым зрителям, готовым ассоциировать себя с героями. Вот оно, первое разочарование в любви, вот первая детская обида, а вот и первый оральный секс по дружбе в алкогольном опьянении.

Да, Чаттон не стыдится физиологических подробностей, но даже в этом демонстрирует свою британскую чопорность и некое морализаторство. Заниматься сексом – естественно, вот только интимные сцены носят в ее фильме обычно характер измены, что, само собой, осуждается и всячески порицается. И такая позиция авторов немного удивляет. Ведь сценаристка Ковелл играла в одном из самых неполиткорректных современных британских телесериалов «Пип-шоу», которому не были чужды отвязные шуточки и гэги про секс, наркоманию и жизнь неудачников. Также Ковелл написала сценарий для нескольких эпизодов сериала «Банан», который очень много говорит о всякого рода удовольствиях, в том числе и физических. Почему же в «Горит, горит, горит» Баттон и Ковелл, как истинные леди, поджимают губы (именно так делает героиня Алекс), когда речь заходит о флирте ее подруги Сеф со случайным незнакомцем? Ответ очевиден. Девушки верят в любовь как закон и делают это своей позицией и финальной кодой.

Эти одновременные и развязность, и пуританство – очень странное и нелогичное соединение, которое делает «Горит, горит, горит» в глазах неискушенного зрителя лакомым кусочком. В этом плане фильм хорошо рифмуется с картиной «Навыки взрослой жизни» Рейчелл Тьюннард, вышедшей почти одновременно с фильмом Баттон, но даже попавшей в прошлогодний оскаровский лонг-лист. И первое, и второе является девичьей комедией, фильмом о девушках и для девушек. И значит, как бы не металась условная Фрэнсис Ха (героиня фильма Ноа Баумбаха) в поисках самореализации, в конце фильма она все равно на пять минут повзрослеет, помудреет, сделает правильные выводы о жизни вообще и о любви в частности. Безальтернативность этого мышления, которое предлагается зрителю, немного обескураживает. Для того ли тащились девицы в длительное путешествие по родной Великобритании, везя прах друга в лотке для бутербродов, переживая многочисленные стрессы и потери, чтобы понять простые истины?

Однако кроме занудной нравоучительности, есть в фильме и очень забавные моменты. Например, Алекс, подменяя актера-аматора и вися на распятии, исповедуется своей подруге в детских грехах. И не будь этот монолог таким адски серьезным и трагичным (дело касается опять смерти близких), можно было бы говорить о возрождении британской комедии в духе «Монти Пайтон». Упоителен также выход актера Джулиана Райнд-Татта (известного по сериалам «Книжный магазин Блэка» и «Зеленое крыло»). В «Горит, горит, горит» этот выразительный насмешливый блондин играет главу деревенской секты, духовного наставника с библейским именем Адам. На целую ночь он околдует девушек псевдофилософскими беседами и алкоголем, а затем сядет им на хвост вместе с целой группой своих любовниц. Герой Райнд-Татта – неплохая сатира на современную очарованность деревней, экологией и хипстерством  (когда все три составляющие совмещаются в одном человеке). Если же говорить об игре Лауры Кармайкл (Сеф) и Хлои Пирри (Алекс), то актрисы, безусловно, стараются, но играют ровно то, что у них прописано по сценарию: миленькую взбалмошную блондинку и суровую честолюбивую лесбиянку. Хотя Пирри в этом дуэте ведет и выигрывает (и вообще, очень напоминает Ребекку Холл). 

В качестве рекомендации украинскому зрителю хотелось бы пожелать, чтобы он был более взыскательным, и требовал от фильма не только эмоциональности, но и какого-то поля для размышления и рефлексии. Потому что в качестве прокатного разового удовольствия «Горит, горит, горит» вполне подходит, а вот фестивальные зрительские симпатии хотелось бы отдавать впредь чему-то более осмысленному и менее банальному.  

Коментарі


спецтеми:

теги
(само)цензура архів архів сучасного мистецтва виставка візуальне мистецтво війна гуманітарна політика дискусія документальне кіно жінка в мистецтві книжки колонка креативна економіка критичне мистецтво культура культура й інновації культурна політика культурний менеджмент куратор кіно література малі міста медіа мистецтво місто насилля освіта політика включення проекти пропаганда самоорганізація самоцензура свобода соціальне мистецтво сучасне мистецтво фемінізм фестиваль фотографія цензура європейський досвід ідентичності інновації іншування історія історія мистецтва