Эбьюз в научной среде, или Как обезопасить себя от авторитарного научного руководителя

ILLUSTRATION BY DANIEL ZENDER

Почти год назад, на пике обсуждения домогательств Харви Вайнштейна, я прочла статью «Инструкция: Как распознать харассмент и что делать потом». Читая статью, в которой харассмент определялся как отношения, в которых «субъект и адресат <…> состоят в иерархических отношениях», происходит «систематическое нарушение границ другого человека», проявляется желание «полного контроля ситуации» со стороны агрессора, я осознала, что много лет состояла в отношениях, где выступала жертвой если не харассмента, то эбьюза. 

В современной научной среде отношения между студентом/аспирантом и научным руководителем, к сожалению, все ещё продолжают выстраиваться в иерархическом, но не коллегиальном модусе. Научная руководительница моих бакалаврской, магистерской, а потом и кандидатской диссертации представляла собой классический тип эбьюзера, насилующего своими контролем, унижениями и агрессией многие поколения студентов в моей alma mater. Мы – ее жертвы – знали друг друга в лицо, с кем-то мы собирались вместе побередить свою рану, с кем-то только обменивались сочувствующими взглядами. Но мы никогда «не выносили сор из избы». Возможно, я первая из жертв моей научрука, решившая написать об этом и поделиться своим опытом выживания в крепких тисках эбьюзера.  

На протяжении многих лет после завершения аспирантуры, подживляя свое болевое тело, вместе с боевой подругой, пострадавшей от той же научной руководительницы, мы часами разговаривали о нашей мучительнице (кстати сказать, встретившись на этом боевом поле, мы до сих пор являемся лучшим подругами и иногда задаемся вопросом: сложилось ли бы наша дружба, если бы не общая травма?).

Несколько лет назад я увидела свою научручку на эскалаторе в метро. Как вы думаете, что я сделала, увидев человека, который на протяжении 5 лет являлся научным консультантом моего исследования? Я побежала против движения эскалатора вверх, выбежав из метро я продолжала идти очень быстрой походкой по крайней мере полкилометра пока не успокоилась. Вернувшись преподавать в родную alma mater и завидев свою эбьюзера издалека, я оббежала полунивера, чтобы не встретиться с ней лицом к лицу.

В какой-то момент я поняла, что все же пора закрыть свой гештальт и написать о своем горьком опыте жертвы эбьюзера с надеждой, что моя история и скромные советы помогут хотя бы нескольким молодым людям, ставшим на стезю научного труда.  

Как распознать научного эбьюзера?

Очень просто – это человек, который будет постоянно нарушать ваши границы и оскорблять вас. Сначала он будет делать это как бы прощупывая почву, но раз за разом смелее и агрессивнее.

Отношения с моей научной руководительницей были предельно токсичны. Узнав о моей прошедшей свадьбе, она поздравила меня специфической фразой: «Не смейте заводить детей пока не окончите аспирантуру». Будучи филологом по образованию и испытывая странное удовольствие от переписывания предложения за предложением наших студенческих и аспирантских работ (естественно, унижая нас при этом), она не уставала нам при этом повторять: «Я вам переписываю кандидатские, вместо того, что писать себе докторскую». На пике своих приступов контроля и агрессии, она могла позвонить поздно вечером, чтобы осведомиться, останусь ли я в городе после окончания аспирантуры, «а то ведь город не резиновый» и в нём пристало жить только таким потомственным горожанам в седьмом колене, как моя научрук. Родители моей подруги постоянно выслушивали по телефону оскорбления в адрес их дочери. Примеры можно приводить бесконечно.

Как вы понимаете, аспирантов защищалось у моей научрука крайне мало. Кто-то не доживал сам, кого-то выживала с кафедры она. Моя защита, состоявшаяся уже после открытого конфликта, стала возможной исключительно благодаря вмешательству замдекана и других преподавателей факультета. Моя научрук получила серьезную взбучку, а я заверение, что не буду больше иметь с ней дела.

 Ах, да! Нужно сказать, что эбьюзерам свойственны кратковременные приступы нежности. Они становятся по-отечески/матерински ласковы, готовы поделиться жизненной мудростью, нежно называют вас «деткой». Как бы это не выглядело, помните, это кратковременно и является проявлением нарушенных границ. Узнав, что в аспирантуру после 5-го курса я собираюсь уйти на другую кафедру к другому преподавателю, моя научрук растеклась молочной рекой с кисельными берегами. Не имея опыта распознавания приемов манипуляторов, я клюнула на удочку и следующие 3 года моей жизни были сплошным научным адом.  

 «Нет» значит «нет»

Нежелание идти в открытый бой – выстраивать четкие границы, выяснять отношения, говорить жесткое «нет» – не будет оценено эбьюзером как ваше желание выстроить хорошие отношения. Чем больше вы позволяете, тем дальше заходит ситуация, которая рано или поздно в любом случае заканчивается конфликтом или нервным срывом, либо и тем, и другим одновременно.

Неумение говорить жесткое «нет» будет, подобно раковой опухоли, распространяться на все сферы жизни и порождать подобные ситуации в отношениях с партнером, родителями (которые, прошу прощения за банальность, скорее всего, и воспитали в своих интересах жертву), коллегами, друзьями, да и просто попутчиками в маршрутке. Избавившись от одного эбьюзера, вы будете наталкиваться на другого, и следующего, и стоящего в очереди за ним.

Безусловно, я не призываю скромных и интеллигентных девочек и мальчиков, корпящих над научными фолиантами, стать, подобно эбьюзерам, манипуляторами, хамами и авторитарными личностями. Задача не в том, чтобы задавить эбьюзера, пользуясь его же методами, но в том, чтобы сказать четкое, твердое «нет». Человек должен понять, что его манипулятивные приемы не действую, за вашим «нет» – твердая, холодная стена, которую не растопить кратковременными приливами нежности и не разбить напором и унижениями. 

Как победить жертву в себе, а заодно и эбьюзера? 

Первое, что, мне кажется, нужно понять – вы боретесь не с конкретным человеком, но со своим комплексом/травмой/непроработанным гештальтом/кармой – называйте это как хотите. Для начала учимся говорить «нет», кому не так страшно – маме, папе, партнеру (речь не идет о семейном насилии, где простым «нет» ситуацию не исправишь). Однозначно, поначалу будет сложно, вы же хорошая/ий, как вы можете отказать и обидеть человека? А как на счет себя? Переступая через свои личные нужды, комфорт, мнение, мысль, вы обижаете себя.

Опять же из своего опыта – решая проблему с одним человеком через открытый конфликт или убегание из ситуации, вы не решаете своей проблемы в целом. Отслеживать поползновения манипуляторов и отстаивать свои границы вы будете вынуждены всю жизнь.

Что вы можете сделать в объективной реальности для того, чтобы изменить ситуацию? Возвращаясь к моей истории с научным руководителем (или любым другим руководителем), обращайтесь к «вышестоящим» над эбьюзером. По моему опыту, эбьюзеры редко отличаются смелостью и при этом прекрасно понимают, что они делают – морально насилуют человека. Часто они боятся взбучки от начальства как страшного суда. Подобные персоны обычно являются «костью в горле» кафедры, факультета или даже всего университета и их способности хорошо известны не только вам. Сама являясь давно преподавателем, я хорошо знаю законы деканатов и кафедр – если нет официальных жалоб от студентов, то и уволить такую неприятную персону как бы не за что.  

Для разговора с «вышестоящим», безусловно, необходимы факты – переписка, свидетельства третьих лиц или, что ещё лучше, коллективное обращение, официальное заявление к декану/ректору от нескольких пострадавших. Не нужно забывать о документах, имеющих юридическую силу, которые вы можете использовать при разговоре, например, договоре, который вы подписывали, поступая в университет, в аспирантуру. Найдите возможность проконсультироваться с юристом, прежде чем идти к «вышестоящему».

Если вы понимаете, что «рука руку моет» – выносите проблему в зону публичного, привлекайте к обсуждению темы журналистов, блогеров, телевидение. Такая ситуация будет развиваться в разы эффективнее, если публичное негодование будет выражено группой пострадавших. Даже пост в соцсетях об эмоциональном насилии со стороны профессора конкретного университета не на руку, ни научруку, ни администрации универа. Плюс вы получите эмоциональную поддержку и перестанете носить эту ситуацию в себе.

Но что, если вы в начале пути и, приступив к работе над магистерской/диссертацией, поняли, что попали в лапы к эбьюзеру? Опираясь исключительно на свой опыт, делюсь некоторыми подсказками.

Самое главное – не позволяйте научному руководителю превращать ваши рабочие отношения в личные (или я бы сказала «квазиличные», поскольку они будут происходить по правилам только одного человека).

Для этого:

– Не подыгрывайте научруку, если он/а делится с вами нюансами личной жизни. Не задавайте уточняющих вопросов. Сохраняйте беспристрастное лицо, не кивайте и не поддакивайте, улыбаясь. Ваша вежливость будет расценена как приглашение раздвинуть границы личного-рабочего между вами в сторону личного. Показывайте всем своим видом, что разговор о личной жизни научрука (или даже не её, а семьи её сестры, поскольку о себе рассказать-то в общем нечего…) вам слушать неловко и вы хотели бы побыстрее перейти к обсуждению рабочих вопросов.

– Не давайте научруку никакой информации о своей личной жизни. «По семейным обстоятельствам» – достаточный аргумент для объяснения, почему вы не можете быть на встрече и т.д.

– Не бойтесь отказать. Фраза «Я не могу сейчас говорить» не преступление, а норма общения.

– Не позволяйте звонить себе после определенного вечернего времени. Если вам сложно артикулировать запрет, просто не подходите к телефону.

– Не хватайте трубку, если вам неудобно говорить только потому, что звонит научрук и его/её нельзя заставлять ждать.

– Старайтесь обсуждать заранее количество времени проведения встречи. Не позволяйте использовать себя дольше необходимого времени.

– Не извиняйтесь и не просите прощения, если не чувствуете вины, даже если вам указывают на ваше «плохое поведение». Постарайтесь спокойно объяснить, почему вы не чувствуете себя виноватой/ым.

– Не выполняйте личные просьбы научрука – отвезти на дачу, если вы водитель авто, отнести его/её документы, если вам не по дороге, сделать племяннице домашку (это не шутка!). Помните, что подобные просьбы и их выполнение являются коррупционными схемами! Подобные факты эффективно использовать в общении с деканом, ректором, журналистами.

– Если научрук конкретно просит взятку – промолчите если боитесь отказать в лицо. Есть достаточное количество телевизионных каналов и госучреждений, которые могут заинтересоваться личностью вашего алчного научрука с целью создать медийный прецедент и устроить показательное битье. Но не забывайте, что в этом случае вам нужны будут доказательства! 

Как вы понимаете, все эти правила, прописанные мной, я нарушала. Их соблюдение не гарантирует вам радужных, безоблачных отношений с вашим научным руководителем, но, по крайней мере, разрешит выявить конфликт на ранней стадии и даст вам возможность изменить научного руководителя исследовательской работы, но не терпеть эбьюзера на протяжении 5 (!) лет, как это было в моей истории. Не бойтесь заявлять о своем недовольстве научруком завкафедре, декану, проректору, ректору.

Чем большее количество студентов, аспирантов выразит свое недовольство по поводу конкретного профессора, тем меньше шансов будет у него/неё измываться над своими жертвами.

Коментарі


спецтеми: