Варшавская биеннале: мы хотим будущего

Прем'єра вистави Катажини Шингери. Photo: Dominik Werner. Biennale Warszawa 2019

В конце апреля я написал пост в фейсбуке, чтобы обратить внимание украинских зрителей на новую институцию Biennale Warszawa, которая своей деятельностью выделяется даже среди традиционно сильных театральных игроков Польши. Пост получил некоторую реакцию украинских деятелей театра и критиков, оставив, впрочем, открытым вопрос, чем же является институция. Пытаясь ответить на это, я решил использовать отрывки из эссе «Давайте организуем свое будущее» (“Let’s organise our future”) директора Biennale Warszawa Павла Воджинского о деятельности организации, сопроводив собственными комментариями. Благодарен «Коридору» за возможность сделать это.

Прежде чем начать пользоваться материалами эссе, следует вернуться к изначальному посту. Привожу его целиком:

«Если бы в Украине было профильное медиа, занимающееся развитием театра, я бы смог ему рассказать:

– что такое Biennale Warszawa и почему это революционирует производство театра в Польше;

– почему для украинского театра важно следить за творчеством Катажины Шингеры (а лучше пригласить сделать спектакль), и что она делает на Biennale Warszawa;

– кто такая Вера Попова и почему ее спектакль “Крым” получает гран-при на фестивале в Польше, а в Украине об этом никто не знает; и что она делает на Biennale Warszawa (отвечу сразу – аудиопрогулку).

– что делает Мило Рау на Biennale Warszawa».

Когда мы говорим о Варшавe, в любом случае важно знать историю реприватизации недвижимости в центре города в 90-х и нулевых. Если коротко, после Второй мировой войны центральная часть Варшавы была полностью разрушена, большинство жителей погибло или покинуло город. Польские власти решили отстроить столицу, и для этого приняли закон, который национализировал всю собственность владельцев в разрушенных районах. В 90-х в Польшу начали возвращаться потомки бывших  лендлордов, что привело к юридической путанице – могут ли они иметь право на собственность или нет, учитывая тот факт, что в этих домах уже живут другие люди. В итоге при каденции президента Александра Квасневского был принят закон о реприватизации, который фактически давал право потомкам возвращать (а по сути, отбирать) жилье. Это очень спорный закон, которым воспользовались не столько прежние владельцы, сколько мафиозные структуры и девелоперы. Детальнее про эту историю стоит почитать книгу польского публициста Яна Спевака «Украденный город».

Собственно, свое эссе Павел Воджинский начинает с того, что здание, в котором появилась их институция в постиндустриальном районе Норблин фабрики, претерпела ту же историю и имела длинную череду владельцев в последние 30 лет.

Руїни старого міста, Варшава, 1945 р. Фото: Кароль Щечінський

В эссе звучит довольно конкретный тезис: «Появление институции вызвано ситуацией, которая сложилась в Польше. Это реакция на действия правящей партии «Право и справедливость», включая ультраправую политику Министерства культуры и института «Национального наследия», которые усиливают гегемонию в области культуры и сохраняют национальные и националистические нарративы путем создания своих собственных институций».

Следует понимать, что Biennale Warszawa находится в оппозиции к подобным нарративам, и на этом выстраивает в том числе свою программу. Собственно, поэтому деньги на создание институции они смогли получить у муниципалитета Варшавы, который также оппонирует «Праву и справедливости» (ПиС).

Первый цикл двухгодичной программы биеннале начался с осени 2017 года и закончится в июне 2019. Темой биеннале является организация будущего с помощью восстановления политического воображения. «Деполитизация процессов в культурной политики, которая достигла своего пика в 2007-2015 годах, также как и деинституализация культуры начиная с 90-х годов, привели к экономической поляризации и постоянному разделению артистов и институций. Культура  в Польше имела крайне небольшое влияние на так называемые “публичные дебаты” в политической и экономической сфере», – пишет Воджинский. По его словам, после 2015 года (когда к власти пришли ПиС) культура утратила свой прогрессивный характер, став инструментом государства для насаждения новых исторических нарративов и религиозного обскурантизма.

Одной из ярких иллюстраций сказанного Павлом является так называемый «банановый протест». В конце апреля в Национальном музее из экспозиции изъяли работы польских художниц Натальи LL «Потребительское искусство» 1972 года и «Появление Лу Саломе» Катажины Козыры 2005 года, на которых изображены женщины, кушающие банан. Изъять работы решил директор Национального музея Ежи Мизелек. По его словам, учителя, которые проводили лекции в музее, жаловались, что подобные работы «развращают молодежь». В ответ культурное сообщество устроило митинг под входом в музей в виде флешмоба с поеданием бананов. 

Банановий протест проти цензурування в Національному музеї. Фото: Давід Жуховіч. www.warszawa.wyborcza.pl 

Художник Никита Кадан, комментируя этот протест, отметил высокую интенсивность интеллектуального обмена в художественной среде Польши, вместе с тем, говоря об украинской сцене, он написал: «У меня есть интуитивное ощущение прочной связи между дефицитом солидарности и интеллектуальной слабостью. Не способны объединиться против цензуры тут по тем же причинам, по которым довели теоретическую деятельность в области искусства до полной деградации. интересно, кто-то еще чувствует здесь взаимообусловленность?»

Говоря о программе Biennale Warszawa, следует отметить основные тэги, с которыми работает институция: самоорганизация, самоуправление, автономия, прямая демократия, кооперативизм, муниципализм, проекты, которые конституируют альтернативу текущей (в Польше) политической модели.

Одна из самых ярких работ биеннале называется «Солидарность. Новый проект». Это спектакль режиссера Павла Воджинского на основе документов первого съезда польских профсоюзов в Гданске. Воджинский работает с идеей самоуправления в обществе и делает сравнение с текущей ситуацией. Как мы помним, профсоюзы в Польше в итоге создали свою политическую силу во главе с Лехом Валенсой, который дважды стал президентом Польши. Кто и что может стать подобными профсоюзами в современной Польше? Об этом делает свои лекции известный польский социолог Ян Сова в проекте «Солидарность 2.0». 

Ведущей темой, но также и способом работы для Biennale Warszawa, становится транснациональность как новый формат сотрудничества между представителями и акторами разных стран. Здесь интересны не так национальные вопросы, как common ground для разных народов. Так, режиссер Бартек Фраковьяк в своем новом спектакле «Костюмы, которые у нас на даче, не подходят для ношения в тропиках» пытается обнаружить формы дружбы в польско-арабских отношениях во времена ПНР (Польская народная республика, 1952-1989). Известно, что в эти годы между Польшей и такими странами, как Ирак и Сирия, велось интенсивное сотрудничество, поляки ездили строить большое количество объектов, например, автостраду в Багдаде.

В целом вся программа биеннале поделена на 4 блока: прямая демократия, демократическое образование, транснациональный метрополис, транснациональная солидарность.

Проект Kijowska, к которому автор статьи имеет непосредственное отношение, находится в блоке «транснациональный метрополис». Kijowska пытается работать с темой локальности в глобализированном городе. Проект завершился аудиопрогулкой в варшавском районе Прага. У него было субназвание «Не вместе, но рядом». Авторы прогулки работают с идеей зоркого взгляда мигранта на капиталистический город: что замечает он или она, гуляя среди потребительской среды и девелоперских проектов. В проекте принимают участие драматург Шимон Адамчак, актеры Вера Попова и Конрад Вусик, архитектурная группа Palce Licaz. Хотелось бы отметить, что Вера Попова из Украины и ее история родного Луганска звучит в аудиопрогулке. Сама Вера сотрудничает с варшавским театром «Варшава Коммуна», а ее спектакль «Крым» получил Гран-при на фестивале TopOFFFestival (город Tychy) и приз на фестивале Off Kontrapunkt

Украинскому зрителю будут интересны работы польской режиссерки Катажины Шингеры. У нее есть два спектакля, которые непосредственно говорят об украино-польских отношениях, это «Сварка» и «Львов не отдадим», в котором участвует украинская актриса Оксана Черкашина. Катажина работает с историческими травмами двух народов, раскрывая их стереотипность. В Варшавской биеннале она ставит новый спектакль, который называется  «Беженки». В описании говорится, что это спектакль, сделанный группой женщин из Ирака, Дагестана, Таджикистана, в нем также участвуют чеченские активистки и польские актрисы. На сцене состоится обсуждение того, что они разделяют и что их разделяет. Это разговор об общих ценностях, заботах, планах на жизнь, ролях и правах женщин, это также прочтение мужского нарратива «Гамлета» Шекспира. Здесь, конечно, хочется напомнить о замечательной режиссерке Кэти Митчелл, которая одной из первых показала депрессивно-параноидный характер Гамлета.

Безусловно, одной из основных фигур, о которых будут говорить в рамках Варшавской биеннале, является швейцарский режиссер Мило Рау. Он привозит «Орестей из Мосула» бельгийского театра NTGent. Читатели легко смогут найти информацию о работах Рау (например, постановка на манифест Брейвика). Но мне кажется, в театральной среде существует некая селебритизация игроков, которая затмевает другие, не менее важные имена. Поэтому хотелось бы обращать больше внимания на такие фигуры, как Катажина Шингера, Вера Попова, Шимон Адамчак.

В рамках этой статьи мне не удалось рассказать о всех проектах Biennale Warszawa. К примеру, о крайне интересной работе с публичными дебатами как форме спектакля и ассамблеи артистов (работа Йонаса Стааля «Трансюнион»). Надеюсь, в той или иной мере это осуществится позже. Biennale Warszawa пытается работать с политическим не как с темой, но как способом производства театра и формой отношений.

Свое эссе Павел заканчивает следующими словами: «Мы не должны ожидать чуда и wow-эффекта. Организации и институции появятся тогда, когда их будут развивать и поддерживать. Но это не задача для одной институции или маленькой команды. Наша программа – это приглашение к коллективному действию!»

Я бы это сформулировал так: мы хотим  будущего, но организовать мы его хотим сами.

 

Проект резиденцій культурної журналістики «Culture Mirrors» реалізується за підтримки програми Culture Bridges, що фінансується Європейським Союзом та здійснюється Британською Радою в Україні у партнерстві з EUNIC — Мережею національних інститутів культури Європейського Союзу.

Коментарі


спецтеми: