Одесская биеннале. Битва за счастье.

Відеостіл Гілада Ратмана (Ізраіль), учасника Одеської бієнале.

26 августа в Одессе начинается четвертая биеннале современного искусства (проекты можно будет увидеть до 30 сентября). В этому году биеннале «MANIFESTO» посвящена теме художественного манифеста – концептуального, ответственного высказывания, которое не нарушает принципы толерантности. Экспозиция основного проекта представлена в помещениях Музея современного искусства Одессы, Музея Западного и Восточного искусства, Музее коньячного дела Шустова и галерее NT-Art. Планируется реализация образовательных программ и дискуссий, участие международных гостей – Моники Шевчик, Катажины Козыры, Сольвиты Крис и др. Сокуратор IV Одесской биеннале Михаил Рашковецкий поговорил с Максимом Ковальчуком, куратором МСИО, об актуальности нынешней программы.

Михаил Рашковецкий: Первый вопрос тебе как автору-участнику, есть ли ощущение, что это мероприятие необходимо одесскому художнику? Нужна ли Одесская биеннале одесскому художнику?

Максим Ковальчук: За всю Одессу не скажу, но у меня такое ощущение есть.

М. Р.: В чем его смысл?

М.К.: Прежде всего, это такой организующий момент, который отчасти формирует ритм жизни, это как нужно по утрам вставать, делать зарядку, чистить зубы и др.

М. Р.: В Одессе происходит немало событий, в том числе художественных. У меня такое ощущение, что за последний год в Одессе перепроизводство выставок, которые непременно называют «проектами», в том числе, с участием молодых художников. То есть, таких событий, которые могут организационно держать художников в тонусе, вполне достаточно. Зачем еще одна?

М.К.: для меня важно качество и возможность приращения смысла, с этой точки зрения событий в городе не так уж много. Особенно если учесть тенденцию сокращения количества выставочных площадей.

М. Р.: А в чем проявляется приращение смысла при проведении Одесской биеннале?

М.К.: В отличие от репрезентативных выставок, в основе проекта биеннале всегда есть заявленный концепт, эта аналитическая составляющая задает необходимость совершить хоть какую-то работу как художнику, так и зрителю, чтобы войти в смысловое поле и как-то в нём повертеться.

М. Р.: А какой процент зрителей и художников с твоей точки зрения имеет представление, что есть какой-то концепт?

М.К.: Думаю, со стороны зрителей этот процент намного выше, они хотя бы догадываются, что это что-то должно значить. Люди, которые приходят на выставки, хотят поиграть в игру, отгадать кроссворд, найти охотника, запрятавшегося в кустах, что-нибудь узнать, и это их маленькая радость.

odesa1

М. Р.: У меня вопрос к тебе как к куратору спецпроекта на прошлой биеннале и ассистенту куратора на этой. Какое у тебя отношение к принципу кураторского проекта, где достаточно жестко задается концепт. Насколько это адекватно свободе художественного творчества?

М.К.: Вполне адекватно. В данной ситуации это своего рода приглашение художнику поговорить на конкретную тему. Дорогой художник, ̶  говорят ему,  ̶  нам интересно, а что ты думаешь об этом? И он, если ему это интересно, отвечает. Или нет.

М. Р.: По этому поводу постоянно идут дискуссии с самого начала существования кураторских проектов. Обида художника за то, что его используют как материал для построения неких конструктов. Ведь в кураторском проекте очень многое зависит от контекста, который, в том числе, может изменить смысл самой работы художника.

М.К.: Мне кажется, работа куратора заключается в том, чтобы удачно представить художника, когда отдельно взятая работа оживает в контексте и взаимодействует с другими, тут собственно и совершается приращение смысла.

М. Р.: Вот в прошлый раз у твоего проекта «Слабость» была своя концепция, откровенно полемическая по отношению к основному проекту. В этот раз твоё личное отношение по-прежнему осталось полемичным по отношению к основной концепции биеннале?

М.К.: Скорее да.

М. Р.: Что представляется наиболее спорным?

М.К.: Мне представляется сомнительной возможность конструктивного предложения в виде манифеста. Мне кажется, что форма выражения мысли в виде манифеста слишком назидательна. Кроме того, в культуре мне эволюционный путь представляется предпочтительнее революционного.

М. Р.: Мы опять возвращаемся к проблематике предыдущей биеннале. Но эволюция ведь тоже может быть манифестирована. Разве нельзя поднять знамя, на котором гордо развевается слово «эволюция»?

М.К.: Почему-то никто этого не делает.

М. Р.: Почему же? Вот Иван Семесюк сделал серию «Еволюція або смерть». Правда, здесь возникает вопрос о совместимости манифеста и иронии. Может быть, сейчас это в принципе невозможно? У меня самого нет точного ответа. Речь идет о ценности знамени. А произошла ли девальвация самого образа знамени во второй половине ХХ века? Неизбежная и бесповоротная. Вот почему нельзя поднять знамя эволюции?

М.К.: Мне кажется, что в сознании эволюция — это естественный ход вещей. Представьте себе знамя «За естественный ход вещей!».

М. Р.: Естественный ход вещей – это в физике или биологии. Не думаю, что естественностью можно исчерпать описание человеческого. Но предположим, что ты стал куратором следующей биеннале. Это значит, что уже сейчас нужно думать над концепцией. Что-то не изменится, по-прежнему не будет денег. И все-таки, предположим, что сейчас перед тобой встала задача коротко сформулировать основную идею пятой Одесской биеннале современного искусства.

М.К.: В последнее время меня беспокоит тема сопротивления материалов, в широком смысле. Ежедневно я сталкиваюсь с сопротивлением, прежде всего, человеческих материалов. На разных уровнях, институциональном, профессиональном, личном. С этим надо как-то разделаться, поэтому я бы предложил такую тему.

М. Р.: «Разделаться с сопротивлением материалов» ̶  это звучит достаточно манифестно. А если говорить о «человеческом материале», то и весьма радикально. Даже слишком радикально, на мой взгляд.

Коментарі


спецтеми:

теги
(само)цензура архів архів сучасного мистецтва виставка візуальне мистецтво війна гуманітарна політика дискусія документальне кіно жінка в мистецтві книжки колонка креативна економіка критичне мистецтво культура культура й інновації культурна політика культурний менеджмент куратор кіно література малі міста медіа мистецтво місто насилля освіта політика включення проекти пропаганда самоорганізація самоцензура свобода соціальне мистецтво сучасне мистецтво фемінізм фестиваль фотографія цензура європейський досвід ідентичності інновації іншування історія історія мистецтва