Docudays UA: от Сирии до Дуная

Кадр из фильма "Дельта" Александра Течинского

С 23 по 30 марта в Киеве пройдет кинофестиваль Docudays UA. «Коридор» выбрал 9 лучших фильмов программы, которые стоит посмотреть.

Almost Heaven

«Почти Рай» (Almost Heaven), Кэрол Сэлтер

«Почти рай», наверное, первая подробная документация довольно необычной профессии – подготовки покойников к погребению. Этим делом заняты двое китайских подростков – Джин Линь и Инь Хо. Джин тщательно одевается на свою первую работу: затягивает волосы в хвост, надевает резиновые перчатки и защитный костюм. Все должно быть стерильно и строго. Кроме того, работники погребальной конторы репетируют процесс ухода за покойником с менеджерами – осторожно бреют и моют живых людей. Иногда напарник Джин зовет ее погулять в молл, где подростки играют в видеоигры и едят мороженое. Между ними зарождается что-то, чуть больше дружбы. Но вскоре Инь покидает контору, а на Джин сваливаются другие заботы – нет денег, чтобы купить зимнюю одежду.

Британская режиссерка Кэрол Сэлтер очень осторожно погружает в щепетильную тему – трупы в фильме всегда накрыты клеенкой, но от этого не становится легче. Ни от мысли, что когда-то ты или твои родственники окажутся на таком церемониальном столе, ни от утешения, что тело будут обмывать «с уважением и любовью» – так учит ритуальное агентство.

Dugma – the Button, , Paul S. Refsdal

«Дугма» (Dugma: The Button), Пауль Рэфсдал

Совершенно невероятный фильм журналиста Пауля Рэфсдала, многократно побывавшего в разных горячих точках планеты – Афганистане, Чечне, Шри-Ланке, Косово. В центре его объектива – террористы-смертники фронта ан-Нусра в Сирии, которые заезжают на территорию противника на грузовиках со взрывчаткой в багажниках. Вопреки ожиданиям, эти люди оказываются не страшными и угрюмыми, а приятными белозубыми весельчаками, которые считают, что для миссии их выбрал Аллах. Почему «дугма»? Так по-арабски называется «кнопка», а также военные операции с применением смертников. Рэфсдал взял несколько интервью у разных людей, которых объединяет готовность умереть за идею. Интересно также то, что из титров мы узнаем, что эти люди не умерли – по разным причинам их миссии были отменены. Впрочем, как удалось режиссеру вывезти материалы с фронта боевых действий, – тоже тайна.

«Экслибрис. Нью-Йоркская публичная библиотека» («Ex Libris: The New York Public Library»), Фредерик Уайзман

Трехчасовое эпическое полотно классика американской документалистики Фредерика Уайзмана, который в мельчайших подробностях (подобно медленному кино) рассказывает о работе Нью-Йоркской библиотеки. Тот, кто знаком с предыдущими работами режиссера, понимает, что в фильм Уайзмана надо просто вжиться, и тогда у зрителя самого появится ощущение, что он стал участником бесконечных паблик-токов и ридинг-групп. Уайзман считает, что документальное кино рождается при монтаже, и поэтому применяет простой прием: перемежает кадры, снятые непосредственно в библиотеке, сценами, зафиксированными у ее стен. Главное событие фильма – модернизация, которая пришла в этот печатный храм; многотысячный архив подвергается оцифровке.

«Вэаюфром», Дмитрий Лавриненко

Фильм о жизни 45-летнего харьковского дворника Евгения, смонтированный из кадров, снятых режиссером Дмитрием Лавриненко и личных видеоархивов героя. Евгений раз в год ездит в Америку к маме, где пристает к прохожим с дурацкими вопросами на камеру, один из которых «Вэаюфром?» Дома же  Евгений тоже занят видеосъмекой, но пристает уже к женщинам. Мечта Евгения – жениться, но не просто так, а чтобы жена родила ребенка. Понятно, что у бомжеватого лысеющего дворника, который живет в заваленной хламом квартире, на этом поприще – нет шансов. Вот и перебивается Евгений редкими встречами с не очень путевыми женщинами, которые, впрочем, пытаются навести порядок в его холостяцкой берлоге.

Лавриненко не выносит вердиктов, наблюдает за своим героем без насмешки, как за фриковатым другом. Его задача как режиссера – не выяснить, где норма, а где девиация, а рассказать историю странного, не очень удачливого человека, который тоже был когда-то ребенком, о чем-то мечтал.

«Дельта», Александр Течинский

Александр Течинский, предыдущей работой которого был фильм «Все пылает» о Майдане, снял камерное поэтическое кино о зиме в дельте Дуная. Он начинает свою хронику в день Святого Николая, и по совпадению, одного из героев зовут Николай – он покупает у местного деда бутылку в честь праздника. В будни же герои «Дельты» заняты тяжелой низкооплачиваемой работой – косят камыш. Так приходит Новый год, потом Крещение. В селе кто-то умирает, по хлипкому мостику несут гроб, рядом резвятся собаки, женщины за столом читают молитву. В этом фильме – вся правда о современном украинском селе, которое по-прежнему архаично и занято выживанием. Однако судьбу свою все герои «Дельты» принимают достойно, даже не думая о том, есть ли у них выбор. С утра – стакан вина, потом – стрижка под машинку, потом – камыш. А вот уже и пришла весна. В некоторых моментах (например, когда в тумане плывет баржа) кадры «Дельты» напоминают фактуру из фильмов режиссера-этнографа Питера Хаттона.

Bobby Jene

«Бобби Джен» (Bobby Jene), Эльвира Линд

Бобби Джен Смит – 30-летняя американка, которая танцует в израильском коллективе «Батшева». И не просто танцует, она – прима труппы, ранее пережившая с преподавателем роман. Сейчас она приняла решение вернуться в США. На первый взгляд, это просто – сказать всем, что уходишь (даже когда тебя не очень хотят отпускать), станцевать последнее шоу под гул аплодисментов, попрощаться в аэропорту с любимым мужчиной – танцором Ором. Хотя вот как раз полностью попрощаться не удается. Прилетев в Калифорнию, Бобби продолжает заниматься любимым делом, встречается с семьей, и даже проводит время с актрисой Лорой Дерн, однако мысленно постоянно возвращается к Ору. В итоге Бобби принимает непростое решение. Благодаря глубоко интимному подходу к съемке, у режиссерки Эльвиры Линд получилось почти игровое кино, любовная драма, всерьез заставляющая сопереживать.

«Последние люди в Алеппо» (Last Man in Aleppo), Ферас Файяд

Фильм начинается с тревожных кадров полета военных самолетов над Алеппо. «Это российский! А утром был американский», – говорит один из волонтеров. Эти люди – члены организации «Белые шлемы», разыскивающие и спасающие жертв бомбардировок под завалами. Сирийский режиссер Фейяд не скрывает от зрителей ужасающие подробности. Мы видим, как спасатели достают из-под обломков камней мальчика – живого, но сильно пострадавшего (голова и тело в крови). Это полуторачасовой репортаж из ада, города, который не только бомбят, но в котором также нет ни медицины, ни жилья.  Единственной радостью могла бы быть поездка на детскую площадку, но уже через минуту дети умоляют вернуться – в небе виднеются самолеты.

«Белый мир» глазами Далиборека (The White world according to Daliborek), Вит Клусак

Наблюдая за усилением экстремистских правых идеологий в западном мире, часто трудно решить, смеяться или плакать. В случае с этим фильмом придется сделать и то, и другое. Далибор – символический трагикомический антигерой  нашего времени. Ему сорок лет, он живет в маленьком, экономически депрессивном чешском городе со своей матерью. Развлекается тем, что делает самодельные видеоролики на YouTube (и иногда даже собирает 180 просмотров!) Каждый день ходит на работу маляра на ближайший завод, прихватив с собой обед в желтом полиэтиленовом пакете из супермаркета. Он был бы обычным аутсайдером, если бы не его любовь к Гитлеру. Хотя «Далиборек» и не достигает уровня документальных шедевров Ульриха Зайдля «В подвале» и «Сафари», в фильме все же много неутешительной иронии.

Before Flying Back to the Earth

«Перед возвращением на Землю» (Before Flying Back to the Earth), Арунас Мателис

Фильм – призер многочисленных кинофестивалей, который входит в ретроспективу литовского режиссера Арунаса Мателиса. Действие происходит в детской онкологической больнице Вильнюса. Сюда попала дочь режиссера, и незадолго до начала съемок выздоровела. Так Мателису пришло в голову снять фильм о детях, больных лейкемией. Удивительно, но у него получилась не тяжелая история о болезни, а светлый фильм о тех радостях, которыми живут дети и их родители, о вере, которая помогает всем им продолжать жить. Запоминаются слова одного мальчика, пациента больницы, который говорит, что хотел бы быть врачом, но ни в коем случае – не онкологом: им слишком тяжело приходится. С высоты жизненной мудрости ребенок жалеет врачей, под чьим наблюдением находится. Таких удивительных сцен в фильме – множество. Не пропустите и другие фильмы этой ретроспективы – «Десять минут до полета Икара», «Первое прощание с раем». 

Коментарі

спецтеми: