Катерина Радченко: “Селфи – это размножение себя”

Кирилл Головченко. "Отпуск. Гром среди ясного неба", 2014

В начале 2015 года Катерина Радченко, фотограф, исследователь фотографии и куратор, окончательно решила, что фестивалю фотографии в Одессе быть. Выбрав 3 апреля датой открытия фестиваля и его основной экспозиции «Одесса. Фотодни», автор проекта еще не предполагала, что ровно 125 лет назад в Художественном музее Одессы состоялась первая в Одессе фотографическая выставка. Обнаруженное ею историческое совпадение заставляет поверить в провидение и в то, что нынешний пилотный проект (уже сегодня насчитывающий более 10 стран-участниц) превратится в ежегодный международный фестиваль фотографии.

Искусствовед Татьяна Кочубинская поговорила с Катериной Радченко о причинах проведения фестиваля и о концепции основной его выставки «Одесса. Фотодни», которая будет проходить в Музее современного искусства Одессы с 3 апреля до конца мая 2015 года.

Татьяна Кочубинская: Чем вызвано желание провести фестиваль фотографии в Одессе?

Катерина Радченко: Причин, почему это происходит, много. Одна из них заключается в том, что уже несколько лет, чтобы учиться фотографии, учиться понимать фотографию, делать выставки о фотографии, я езжу за рубеж. Хожу на лекции, общаюсь с разными людьми. И каждый раз, приезжая, я встречаю там фотографов, которые приезжают в Украину, тут фотографируют, а потом со всем этим материалом едут в Европу, и там этот материал успешно продают. У меня всегда был вопрос, почему украинцы не могут делать то же самое?

Т. К.: Снимать материал о своей стране?

К. Р.: Да. На мой взгляд, основная причина — это отсутствие образования и понимания, что делать с отснятыми материалами, как и где их показывать и продавать. Также возникает вопрос, как научиться по-другому смотреть на нашу обыденность, на то, где мы живем. И, на мой взгляд, основная проблема заключается в отсутствии профессионального образования.

Т. К.: Почему именно Одесса? Ведь ты очень много путешествуешь и делаешь много проектов за пределами Украины: резиденция в США, стипендиальная программа в Польше, выставки в Швеции и Грузии и т.д.

К. Р.: Хотелось сделать фестиваль в Украине. Конечно, легче было бы делать фестиваль в Киеве: там достаточно много образовательных программ, впрочем, как и в Харькове и Львове. Везде что-то происходит, но ничего не происходит в Одессе. Как раз это отсутствие фотографических событий, профессионального образования и спровоцировало выбор города — Одессу. Все образовательные программы, которые у нас есть, это чаще всего частные школы. В них в основном преподают базовые знания: как пользоваться камерой, как снимать в студии и т.д.

Т. К.: То есть основная составляющая фестиваля «Одесса. Фотодни» – это заполнение лакун в фотографическом образовании. Образовательная составляющая здесь – это мастер-классы и лекции, или вообще воспитание зрителя – научить его читать изображение?

К. Р.: Мы живем сейчас в период информационной войны. С одной стороны, есть фотографы, которые создают изображения, а, с другой стороны, есть аудитория, которая не умеет анализировать изображения. Она воспринимает все как данность, как факт, а фотография уже давным-давно не живет этим, фотография перестала быть данностью еще в 19 веке, уже тогда начали манипулировать, составлять несколько негативов и т.д. Современная аудитория, к сожалению, не анализирует то, что она видит. Она не умеет и не пытается «читать» изображения. Массовая аудитория хочет видеть красивые картинки и не воспринимает субъективные, абстрактные рассказы. Поэтому образовательный аспект фестиваля в целом я вижу в воспитании аналитических способностей у аудитории.

Т. К.: Основная тема фестиваля «История и манипуляция». Манипуляция — это очень широкая тема, то, с чем работает фотография в целом. Что ты вкладываешь в это понятие?

К. Р.: Да, основная тема — это история и манипуляция. Но здесь нужно разграничить. Например, мастер-классы связаны с манипуляцией — манипуляции с самим изображением. Все мастер-классы будут построены на работе по созданию собственных историй. Помимо основной экспозиции будет еще три выставки («Призрак памяти», «Реанимация», «Паспортная фотография»), и все они работают с историей, с темой архива.

Но в принципе вся основная выставка является манипуляцией. Она создается одним человеком — мной. И она есть мое субъективное видение, результат моего субъективного анализа, обработки мною фотографий и т.д. На выставке я использую копии: где-то меняю, подтягиваю тональность или контрастность, это тоже есть манипуляция. По сути, вся экспозиция — это тоже результат манипуляции. Это субъективный взгляд. Его можно оспаривать или соглашаться с ним.

Т. К.: Почему ты используешь копии? Ведь насколько я знаю, в процессе подготовки фестиваля ты работала с оригиналами из частных коллекций и архивов?

К. Р.: Как я уже говорила, в этой выставке очень важна образовательная составляющая. Задача — натолкнуть зрителя на исследование, начать с собственного семейного архива. Поэтому непринципиально показывать оригиналы, а принципиально рассказать историю.

Т. К.: Давай все-таки поговорим непосредственно о самой выставке. О чем она?

К. Р.: Основная идея – проанализировать и показать срез того, как развивалась фотография в Одессе. Благодаря этому исследованию мне удалось ответить на многие вопросы, например, почему у нас фотография не занимает ведущие позиции.

Поскольку, в первую очередь, это исследовательская выставка, то важно проследить основные моменты в развитии фотографии. Конечно, охватить все векторы невозможно.  Показываю основные этапы. И каждый этап дает характеристику эпохи. Например, в советскую эпоху существовали единые правила для всех фотографов Советского Союза. Большинство фотографий в прессе не были подписаны, в связи с тем, что нивелировалась личность как таковая.

odesa

Фотография 1930-х — 1950-х гг. Из архива Одесского историко-краеведческого музея.

Но, например, некоторые периоды в экспозиции раскрыты поверхностно. Так как эта выставка – только первый этап исследования. Например, у меня практически не показано движение и развитие фотоклубов и фотообществ. Но надеюсь, что на выставку придут люди, у которых есть свои архивы, и они поделятся ими, и это будет продолжением исследования.

Т. К.: Ты говоришь о разных векторах и этапах. Какие основные темы, реперные точки этой первой выставки?

К. Р.: Выставка будет располагаться в шести залах музея, и каждый зал имеет свою тему. Все начинается с селфи наших современников. Основная идея – присутствие человека, самого фотографа в кадре. Я пытаюсь сопоставить образ нашего современника с портретами одесситов 19 – 20 веков. Через собранные портреты — visite carte, можно проследить стилистику оформления кадра, особенности моды. Ведь изначально фотография была дорогим удовольствием, и фотографировались только богатые люди. Позднее на фотографиях появляются бедные пары. Также можно проследить развитие фотографии по ателье. Если раньше фотоателье находились только в центре города, то в конце 19 века они начинают открываться в бедных районах. Изначально ателье носили имя фотографа, позднее они назывались «Народная фотография», «Русская фотография», что свидетельствует о том, что фотография становится более доступной. Также на выставке отдельно выделяю тему паспарту. Паспарту было частью фотографии, по нему можно судить, насколько фотограф знаменит, признан, сколько медалей и т.д.

Т. К.: По сути, это история репрезентации. Если ранее презентация «тебя» формировалась взглядом фотографа на тебя, то сейчас ты сам формируешь образ самого себя?

К. Р.: Это само собой разумеется. Но в селфи меня больше интересует момент саморепрезентации. Ранее visite carte делали на память кому-то, это как напоминание о себе. Селфи — это даже не напоминание о себе, а размножение себя любимого. Сейчас не существует в мыслях дарить кому-то фотографии с изображением себя. Также это вопрос эго. Изменилось восприятие себя в обществе.

Т. К.: Выставка построена на материалах, которые связаны только с Одессой? То есть ты сознательно ограничиваешь себя только одесскими материалами?

К. Р.: В этом году – да. Все связано с Одессой, с внешним и внутренним взглядом на город, на жителей. Так возникает еще одна тема. Тема ландшафта. На выставке будут показаны первые ландшафтные снимки города. В этой теме я тоже сопоставляю разные временные периоды: будут представлены открытки 19 века и советского времени наряду с работами современных одесских художников. Будут представлены серии Павла Федорова Instagram и Николая Лукина «Одесса, покойся с миром».

Интересно сопоставление открыток и инстаграма, за 100 лет темы практически не изменились.

Т. К.: Насколько я понимаю, ты также выделяешь отдельно тему цвета?

К. Р.: Да, мне кажется это важным. Так как тяга к цвету и разукрашиванию была всегда. Чаще всего это был заказ. Люди хотели себя видеть более яркими. Экспозиционно это будет сопоставление работы современника – фотографа Кирилла Головченко с его серией «Отпуск» – и работ американского фотографа Бренсона ДеКу, который снимал Одессу в 1930-е годы на слайдовую пленку, а потом разукрашивал эти слайды вручную. Здесь они будут показаны в качестве лайтбоксов.

Т. К.: Почему ты выделяешь цвет как отдельную тему? Я имею в виду, что цвет – это все-таки средство художественной выразительности, но во всем выставочном повествовании сквозит идея истории, архива, манипуляции, темы личности и города и т.д. Или цвет просто аккумулировал все эти темы?

К. Р.: Через цвет действительно показываются многие темы. Экспозиционно тема цвета будет показана в середине выставочного повествования, т. е. одна одновременно и прерывает и объединяет высказывание, это определенный контрапункт, противопоставляющий и объединяющий разные тематические линии выставки.

Т. К.: Возвращаясь к основной теме – теме манипуляции. Каким образом она будет отражена в выставке и на каких материалах основана, как ты показываешь изменение и значение функции фотографии?

К. .Р.: Об этой теме я говорю через фотографию советской эпохи, когда формировались правила, что и как снимать. Правила были единые для всей страны. На всех фотографиях должны были изображаться только счастливые люди, только достижения страны, только радость. Соответственно, для этого времени характерны изображения с правильной композицией и с положительным настроением. И, что интересно, все люди знали, как фотографироваться. Правильная постановка тела, улыбки, никто не моргает, каждый позирует фотографу. Каждый был, в какой-то мере, актером. И тут интересно сравнить с 1990-ми годами: люди неожиданно начинают фотографироваться по струнке смирно, они скованы,  по-другому начинают позировать. Сейчас люди вообще боятся и избегают камер. Умение позировать абсолютно не сохранилась в исторической  памяти.

0_cd828_6310f69b_XXXL

Игра детей. Детский дом. Дача «Дрозды». Одесса.1920-е – 1930-е. (Из архива humus.livejournal.com)

 

Важную роль в показе темы манипуляции являются коллажи 1928 и 1929 годов. Коллаж как структура листа, по которой можно изучать построение кадра, а также композицию влияния. К тому же времени я отнесу метод ручной ретуши, которая активно использовалась в газетах и журналах, чтобы подчеркнуть важные элементы или, наоборот, убрать лишнее.

Т. К.: Вся выставка строится по тематическому принципу и развивается хронологически. А есть ли место одесскому акционизму в этом развитии, документации квартирных выставок?

К. Р.: В последнем зале будет представлена инсталляция, которая расскажет о грани между фотографией и перформансом, продемонстрирует момент смещения акцентов с одного художественного приема (перформанс, хеппенинг) на другой (фотография). Надеюсь, в будущем развить эту тему и уделить ей больше времени и внимания.

Т. К.: Ты много говоришь об отсутствии профессионального образования, об образовательной составляющей выставки, что кто-то может оспорить твой взгляд, кто-то согласиться. Вот тебе бы хотелось провести профессиональную конструктивную дискуссию о проекте, о фотографии? Не планируешь ли ты такое обсуждение в течение действия выставки?

К. Р.: Более чем уверена, что дискуссия состоится, только в формате спонтанного обсуждения. Рефлексия со стороны одесских фотографов, художественной тусовки просто неизбежна, соответственно и обсуждение этого проекта. Также я планирую провести несколько экскурсий по выставке и надеюсь на диалог с аудиторией. Я считаю, что эта выставка является первым этапом исследования, и мы максимально заинтересованы в коммуникации и помощи со стороны одесситов и профессионального сообщества, чтобы пополнять архив, продолжать и развивать исследование фотографии.

 

Cнимки Одессы 1931 года, сделанные и раскрашенные американским фотографом Бренсоном ДеКу (Branson DeCou).

 

Коментарі


спецтеми: